загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
27.08.2016 В Сирии мы бьемся за Россию
Владислав Шурыгин
26.08.2016 Огонь, батарея! Огонь, батальон!
Александр Проханов
26.08.2016 О перспективной повестке для Изборского клуба
Сергей Ушкалов
25.08.2016 Права и свободы нужно обеспечивать реальным людям в реальном времени
Максим Шевченко
25.08.2016 Россия на грани
Николай Коньков, Александр Нагорный
24.08.2016 Под либеральные лозунги на улицу не выходят
Михаил Хазин
24.08.2016 Второе убийство Советского Союза
Захар Прилепин
23.08.2016 Русский мир в эпицентре геополитической войны
Георгий Филимонов, Никита Данюк
23.08.2016 Через 10 лет Россия будет страной Возрождения
Михаил Делягин
22.08.2016 Порошенко перестал устраивать США
Шамиль Султанов



Оппозиционер или мятежник – в чем разница

Николай СтариковНиколай Стариков

Западные политики всегда говорят на специфическом языке. В котором используемые термины абсолютно не случайны. Они несут определенную нагрузку и выполняют определенную задачу. Какую? Да очень простую – помогать воплощать в жизнь планы Запада. И эта помощь в информационной сфере, путем использования лживых терминов, скрывающих смысл и суть происходящего, для Запада не менее важна, чем ковровые бомбардировки и политические убийства.

Термин «умеренная оппозиция» из этого числа. Западные политики так называют тех, кто с оружием в руках борется против правительства Башара Асада, но не входит в ДАИШ.

Давайте разбираться.

Принятие западных терминов несет в себе определенную угрозу. Согласились вы с термином «сталинские репрессии», и вы уже возложили всю вину на происходившую трагедию конца 30-х годов лично на И.В. Сталина. Персонально. А всех тех, кто в верхушке партии и армии участвовал в целой серии РЕАЛЬНЫХ заговоров, выставили невинными жертвами. Даже если они сами до этого горячо выступали за репрессии в отношении других или, как Тухачевский, вообще применяли боевые отравляющие газы против своего собственного народа.

(А такому зверству на начало ХХ века вообще нет аналогов в истории, причем применялись газы даже не против регулярных частей, что хоть как-то бы было оправдано, а против мужиков, сидящих в лесу!)

Согласились вы с обсуждением темы «Должна ли Россия платить компенсацию Прибалтике за оккупацию?», и вот вы уже «как бы» солидарны с тем, что «оккупация» была, и перешли в плоскость надо или нет еще и деньги отдавать.

(А правда такова, что Латвия и Эстония вышли из состава Российской империи совершенно незаконно, будучи территориями, купленными разными царями. Вышли, подписав договора с большевиками, которых называть законной властью во время гражданской войны прибалты согласны, а в 1939—1940 уже нет. Что касается Литвы, то она получила в 1939 году по договору с СССР Вильнюс (Вильно) и Виленский край. Выйдя из состава СССР, литовские руководители почему-то не спешат их возвращать).

Что такое «умеренная оппозиция»? Как она выглядит? И чем она отличается от мятежников? Вопрос не праздный. Стоило России показать успехи в деле ударов по тем силам, что ввергли Сирию в гражданскую войну, как западные СМИ заголосили об «ударах по умеренной оппозиции», а не по ДАИШ. Начались призывы и даже требование прекратить налеты нашей и сирийской авиации, а Ангела Меркель даже попыталась заикнуться «о бесполетной зоне». Попутно вспомним и разберем и этот лживый термин – «бесполетная зона». Если вы подумали, что это воздушное пространство, в котором не летают никакие боевые самолеты, то вы ошиблись. В Ливии нам эту «зону» уже показали. «Бесполетная зона» была над страной Муаммара Каддафи – в реальности оказалось, что это ситуация, когда в небе Ливии летают только натовские самолеты, которые могут бомбить что захотят. Ливийским самолетам летать нельзя.

Но вернемся к «умеренной оппозиции». Если вы соглашаетесь на применение этого термина, то вы автоматически согласны с тем, что:

в Сирии есть некая «умеренная оппозиция», которая радеет за страну и хочет Сирии добра;
А раз она умеренная, раз она оппозиция, и раз она хочет добра своей стране (некой демократизации и неких реформ – этими абстрактными словами Запад всегда прикрывает свои планы по уничтожению или порабощению народов и стран!), то источник зла в Башаре Асаде. Он виноват;
Так незаметно вина за начало гражданской войны переложена на законное правительство Сирии, хотя очевидно, что создать силу в течение почти пяти лет загнавшую регулярную cирийскую армию на 1/5 территории страны никакая «оппозиция» без помощи извне не сможет;
От признания, пусть пока и косвенного, вины Асада до поддержки требования его ухода – один шаг. Если же согласившись с тем, что есть некая «умеренная оппозиция», вы отказываетесь в дальнейшем согласиться с необходимостью убрать от власти Башара Асада, вас немедленно начинают обвинять в поддержке «диктатора». Раз вы поддерживаете «диктатора» — то вы и сам кто? Правильно – диктатор. Вот вы и попали в ту ловушку, которую изначально несло в себе использование терминов, предлагаемых Западом.
Обратите внимание, что мы с вами даже не занимались разбором первой части термина «умеренная оппозиция», показывая, что между якобы «умеренными» исламистами и исламистами неумеренными, нет никакой разницы.

Сам термин «оппозиция» лжив, по отношению к тем, кто с оружием в руках воюет против законной власти. Это не «оппозиция» — это мятежники.

Оппозиция это те, кто, используя политическое поле, используя соответствующие законные методы, ведет ПОЛИТИЧЕСКУЮ борьбу за свои политические цели. Когда в руки берется оружие – это уже не оппозиция, это уже повстанцы, бандиты, мятежники, революционеры. Вы можете использовать к ним любые другие методы, в зависимости от ваших симпатий или антипатий и в зависимости от того, насколько законными вы считаете исходя из международного права их действия. Но это уже точно не оппозиция, и нет никакой нужды выяснять степень ее «умеренности». Водораздел простой – оппозиционер с шариковой ручкой, с микрофоном, с компьютером. Мятежник – с автоматом или артиллерийским орудием.

В зависимости от этого и меры противодействия. Если ты борешься политическими мерами, то и с тобой «взаимодействуют» точно также. Если ты ведешь вооруженную борьбу, то и противодействие тебе происходит вооруженным путем. И требование не применять силу к тем, кто с оружием в руках вверг свою страну в разруху и кровь, которое выдвигает Запад, есть замаскированное желание создать мятежникам преимущество. Помочь им победить, в конечном итоге.

Потому, правильная позиция в переговорах с Западом будет такова.

Сирия – это суверенное государство, в котором была законным образом избрана власть. С которой на протяжении долгого времени имел дело, в том числе, и сам Запад.
Люди, взявшие оружие и пытающиеся свергнуть законную власть – мятежники. Переговоры с ними, их участие в политической жизни, возможны. Но только после того, как они сложат оружие и из категории «мятежники» реально перейдут в категорию «оппозиция».
И вообще – слышите от западных политиков термин – будьте осторожны. В 99% случаев он будет нести в себе «троянского коня» информационной войны.

Источник


Количество показов: 903
Рейтинг:  4.47
(Голосов: 39, Рейтинг: 4.82)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА






  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх