загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА



Сергей Глазьев, Сергей Батчиков, Андрей Кобяков

ВСТАТЬ В ПОЛНЫЙ РОСТ

(доклад Изборскому клубу)

О необходимых мерах в экономической сфере в условиях опасности развертывания глобальной хаотической войны против России


Экономические мотивации агрессора по развязыванию войны

Западный фронт войны против России

Общие предпосылки для предотвращения войны

Три ключевые задачи

Антивоенная коалиция – путь к альтернативному миропорядку

От широкой коалиции – к формированию третьего полюса

Евразийская интеграция как путь к формированию третьего полюса силы

Первоочередные меры по укреплению экономического суверенитета России

Усиление России

О нынешней политике ЦБ РФ

Какая денежно-кредитная система нам нужна

Схемы безинфляционных эмиссионных механизмов финансирования

Суверенная финансовая система – ключевой элемент стратегии




Экономические мотивации агрессора по развязыванию войны

Научные исследования долгосрочных закономерностей мировой экономической и политической динамики свидетельствуют о высокой вероятности весьма опасных для России глобальных военно-политических конфликтов в ближайшие пять-десять лет.

С точки зрения циклов мирового экономического и политического развития, период 2015-2020 гг. соответствует периоду 1939 – 1945 гг., когда разразилась Вторая мировая война. Конфликты в Северной Африке, Ираке, Сирии и на Украине – только начало целой череды взаимосвязанных конфликтов, инициируемых США и их союзниками, стремящимися с помощью стратегии «управляемого хаоса» решить свои экономические и социально-политические проблемы[1].

Эти проблемы объективно периодически возникают вследствие перенакопления капитала в устаревающих и теряющих свою конкурентоспособность производственно-технологических комплексах. Развязывание войны позволяет их решить как за счет перехода к модели мобилизационной экономики и соответствущего роста госрасходов, так и за счет поверженных стран, ресурсы которых используются для осуществления задач модернизации экономики страны-победителя. Так, США за счет Европы обеспечили структурную перестройку и подъем своей экономики в результате Второй мировой войны, за счет СССР – выход из очередного структурного кризиса в результате холодной войны. Производимая ими сегодня эскалация военно-политической напряженности призвана решить аналогичные задачи в современных условиях.

Создавая «управляемый хаос» организацией вооруженных конфликтов в зоне естественных интересов ведущих стран мира, США сначала провоцируют эти страны на втягивание в конфликт, а затем проводят кампании по сколачиванию против них коалиций государств с целью закрепления своего лидерства. При этом США получают недобросовестные конкурентные преимущества, используя политическое влияние для удержания монопольных позиций своих корпораций, отсекают неконтролируемые ими страны от мировых рынков, сбрасывают бремя государственного долга за счет замораживания долларовых активов этих стран, что позволяет увеличить государственные расходы на разработку и продвижение новых технологий, необходимых для роста американской экономики.

Как показывает история, происходящая в настоящее время смена технологических укладов и связанных с ними больших циклов экономической активности Кондратьева всегда идет через глубокие депрессии и финансовые кризисы, разрешаемые военными средствами. На сегодня потенциал роста доминирующего технологического уклада исчерпан. Выход на новую длинную волну экономического роста связан со становлением нового технологического уклада, основанного на комплексе нано-, биоинженерных, информационно-коммуникационных и когнитивных технологий, для подъема которого необходимо резкое увеличение расходов на НИОКР и инвестиций в создание новых и модернизацию существующих производственных мощностей.

Развязывание мировой войны (не важно в какой форме: «горячей», «холодной» или, как в нынешних условиях, в форме «гибридной» хаосовойны) позволяет обосновать многократное увеличение государственных расходов на обеспечение роста нового технологического уклада. В этом заключается фундаментальная мотивация властвующей элиты США в дестабилизации мировой военно-политической обстановки и провоцировании вооруженных конфликтов. Дополнительным фактором усиления данной мотивации является смена вековых циклов накопления капитала, которая сопровождается подъемом Китая и перемещением центра глобального экономического развития в Азию[2]. Чтобы помешать этому процессу и сохранить глобальное лидерство, американская олигархия стремится всячески ослабить и ограничить возможности к развитию главного геоэкономического и геополитического конкурента и одновременно расширить ресурсную базу и сохранить монопольные позиции своей экономики за счет провоцирования региональных войн в Евразии. Важнейшей задачей этих войн является подчинение своим интересам ЕС, России, стран Ближнего Востока, Средней Азии, закрепление американского влияния в Японии и Корее. Центральным направлением американской агрессии при этом становится Россия, установление контроля над которой позволит США иметь стратегическое превосходство над Китаем и сохранить доминирующее положение в мире.


Западный фронт войны против России

В рамках этой стратегии последовательная линия США на эскалацию украинского конфликта проводится для втягивания России в военное столкновение с Украиной с целью разжигания войны в Европе, следствием которой станет ослабление и, возможно, распад участвующих в ней сторон в интересах американского господства. США также стремятся создать условия и международно-правовую основу для вовлечения в войну против России стран ЕС и сколачивания антироссийской коалиции стран НАТО под предлогом защиты Украины от «российской агрессии». Так формируется западный фронт глобальной хаотической войны против России. На Востоке США усиливают давление на Японию и Корею, заставляя их финансировать модернизацию и расширение систем ПРО, направленных против России и Китая. Последнему тем самым делается предупреждение о недопустимости вхождения в военно-политическую коалицию с Россией. Одновременно США готовят развертывание южного фронта хаотической войны против России и ее союзников в Средней Азии с участием талибов из Афганистана и исламских боевиков, финансируемых Катаром и Саудовской Аравией.

Использование Украины в качестве средства и жертвы идеально для США, поскольку позволяет расколоть Русский мир, лишив Россию естественных союзников, и, выставив ее агрессором, подчинить себе Евросоюз и консолидировать своих партнеров по всему миру. Сама же война, по замыслу США, будет идти между частями Русского мира и за их же счет. Это исключает применение Россией оружия массового поражения. При этом США окупают свои расходы, захватив в качестве бонуса рынок ядерного топлива Украины, ее газотранспортную инфраструктуру и месторождения сланцевого газа. Война дестабилизирует Европу, провоцируя бегство капитала и умов в США. И, самое неприятное для нас, – она уничтожает историческое ядро Русского мира, отрывая от России ее православных и славянских союзников. Тем самым США выбивают из-под нас духовные, этнические и культурно-исторические основы идеологии воссоединения Русского мира. Размывается идейный фундамент евразийской интеграции, в котором остаются только экономические интересы, весьма противоречивые и далеко не во всем завязанные на Россию.

Из сказанного выше следует долгосрочный и системный характер антироссийской политики США на Украине. В настоящее время она перешла в открытую фазу формирования агрессивного русофобского режима с физическим истреблением и изгнанием русского населения. Боевые действия против Донецкой и Луганской народных республик используются для подготовки украинской армии, которую американские инструкторы и политики толкают против России. Под давлением американских наставников украинские политики натравливают общество на войну с Россией за Крым, отвоевание которого становится украинской национальной идеей. Реальной целью похода украинской армии на Крым, по планам американских стратегических планировщиков, будет не его захват, а втягивание России в военный конфликт ради развязывания против нее мировой войны с участием европейских стран НАТО.

После создания Ассоциации Украины и ЕС украинскую сторону в вооруженном конфликте с Россией обязаны поддерживать страны ЕС. Таким образом, Россия рискует оказаться в состоянии войны с Украиной и НАТО, которая будет усугубляться подрывом нашего влияния в СНГ и международной изоляцией. На границе с Россией украинские власти разместят военные базы с участием воинского контингента европейских стран НАТО, введут визовый режим и обрежут кооперацию в оборонной промышленности.

Сценарий развязывания мировой войны против России чрезвычайно выгоден США, которые решают задачу сохранения глобального доминирования за счет Русского мира и Европы без существенных затрат со своей стороны.


Общие предпосылки для предотвращения войны

США стремятся втянуть Россию в военные конфликты с тем, чтобы измотать и экономически обескровить ее, а также изолировать от мирового рынка новейших технологий, как это было в ходе войны Советского Союза в Афганистане. Однако возможности не допустить развития событий по этому сценарию существуют.

С 2017 года в США начнется новый избирательный цикл, который, по всей видимости, будет замешан на русофобии как идейной основе очередного «дранг нах остен». К этому времени потребность в финансировании пирамиды долговых обязательств и модернизации экономики может превысить возможности долларовой финансовой системы. Либо она начнет саморазрушаться, либо правительству США придется резко сбрасывать расходы, отказываться от неподъемных затрат на развязывание международных конфликтов и претензий на глобальное доминирование. Если к этому времени удастся избежать развязывания мировой войны против России, а также если будет успешно проведена модернизация российской экономики и армии на основе нового технологического уклада, то актуальность угроз развязывания мировой хаотической войны против России существенно снизится.

Необходимо отметить, что в рамках проводимой в настоящее время экономической политики проведение модернизации и успешное развитие российской экономики не представляется возможным. Структурная перестройка экономики и Вооруженных сил на основе нового технологического уклада требует не менее чем полуторакратного увеличения инвестиций и трехкратного – расходов на НИОКР, при этом в основных направлениях его роста они должны увеличиться в 4-5 раз. Это можно сделать только на основе резкого расширения кредита в сочетании с развертыванием системы стратегического планирования и управления НТП, активной инновационной и промышленной политикой. Одним из важнейших условий этого является введение системы мер по прекращению вывоза капитала и деофшоризации экономики. Необходимо также предпринять меры по снижению уязвимости России и Евразийского экономического союза от экономических санкций США и их союзников, что потребует создания независимых от них инфраструктуры платежно-расчетных отношений, форм резервирования активов, способов поддержания международной кооперации производства.

Объективные основания для развязывания мировой войны против России, согласно долгосрочным прогнозам мировой экономической и политической динамики, сохранятся до 2023-2025 гг.[3] Чтобы ее предотвратить, нужно успеть в короткие сроки создать антивоенную коалицию, а также в ближайшие два-три года развернуть структурную перестройку экономики на основе нового технологического уклада и вооружить армию передовой военной техникой, включая беспилотники, боевые роботы, средства ночного ведения боя, защищенные средства связи и системы управления. Становление нового технологического уклада открывает новые возможности разработки и применения высокоточного биологического оружия, информационных и когнитивных технологий, которые нужно использовать для укрепления системы национальной безопасности.


Три ключевые задачи

Чтобы сорвать стратегию США на развязывание мировой войны против России, необходимо решение трех взаимосвязанных задач.

Первая и самая срочная задача – всемерное содействие прекращению военных действий на Юго-Востоке Украины и оказание всесторонней помощи в налаживании мирной жизни.

Вторая задача – разоблачение США как страны-агрессора, провоцирующей мировую войну с целью удержания глобального господства, подрыв американского доминирования в мире, разрушение проамериканской коалиции.

Третья задача – создание широкой антивоенной коалиции стран, способной согласованными действиями прекратить американскую агрессию. Вопрос о союзниках для России в нынешней фазе противостояния с США относится к числу важнейших. В качестве побудительной причины создания такой коалиции выдвинуть общие для них всех угрозы разворачивания США глобальной хаотической войны.

Действия антивоенной коалиции должны быть направлены не только на разоблачение и разрушение политического доминирования США, но и, прежде всего – на подрыв американской военно-политической мощи, основанной на эмиссии доллара как мировой валюты. Они должны включать отказ от использования доллара во взаимной торговле и долларовых инструментов для размещения валютных резервов. Долларовые активы должны оцениваться как крайне рискованные, а инвестиции в них – требовать максимального резервирования.

(Подробнее о мерах в обеспечение решения трех вышеозначенных задач по срыву стратегии США на развязывание мировой войны против России см. доклад С.Глазьева Изборскому клубу «Предотвратить войну – победить в войне».)


Антивоенная коалиция – путь к альтернативному миропорядку

Создание широкой международной антивоенной коалиции тесно связано с вопросом о необходимости формирования нового мирового порядка и консолидированной силы, способной:

- противостоять модели глобализации по-американски и отстаивать альтернативные принципы организации международного сообщества в противовес гегемонии США;

- предложить более справедливую и нацеленную на развитие альтернативную финансово-экономическую модель в противовес основанной на долларе англосаксонской модели финансового неоколониализма и латентного ограбления большинства стран;

- модель развития человека, социума и общественных отношений, гармоничную традиционным ценностям подавляющего большинства человечества в противовес антисоциальной неолиберальной доктрине и постмодернистским антиценностям, нацеленным на распад личности, института семьи, на депопуляцию, на диктат гендерных меньшинств и социокультурную деградацию.

Принимая во внимание, что центральными в современном мироустройстве и в механизмах гегемонии являются финансово-экономические механизмы и инструменты, основным полем борьбы должна стать именно эта сфера, где существует необходимость принятия неотложных и решительных мер.

Подходящим случаем и удобной площадкой для инициирования конкретных программ формирования альтернативных механизмов может послужить предстоящий саммит БРИКС в Уфе 9-10 июля 2015 г., где следует поставить вопросы:

- о создании независимых эмиссионно-кредитных механизмов в рамках объединения, в частности полноценного Фонда финансирования инвестиционных проектов;

- о создании независимой от США и ЕС международной платежной системы и системы обмена межбанковской информацией, аналогичной SWIFT;

- о создании универсальной карточной платежной системы для стран БРИКС и выпуске общей платежной карточки БРИКС, объединяющей китайскую UnionPay, бразильскую ELO, индийскую RuPay, а также российские платежные системы;

- о переходе на использование своих рейтинговых агентств;

- о резком наращивании торговых расчетов, платежей, кредитов в национальных валютах членов объединения;

- о расширении военно-технического сотрудничества и создании системы обмена информацией об угрозах вооруженных конфликтов.


От широкой коалиции – к формированию третьего полюса

Международная финансовая олигархия отстроила мировые правила игры под себя, что позволяет ей осуществлять глобальную гегемонию. Центральным элементом этой системы является монополия на эмиссию мировой валюты, которой является доллар. Оставаясь основной валютой, обслуживающей мировой товарооборот, доллар, по своей сути, является инструментом, позволяющим мировой финансовой олигархии латентно эксплуатировать народы стран, признающих его в качестве международного средства расчета, то есть легальным, международно признанным, мошенническим инструментом. Контролируя правила игры в международных финансах, международная финансовая олигархия принудила практически все страны к выплате ей дани.

В то же время в настоящий момент сложившаяся система поставлена под вопрос в связи с появлением сильного геополитического и геоэкономического конкурента в лице Китая, который всерьез намерен оспорить права гегемона. Очевидно, что с изменением баланса мировых сил, вызванным бурным ростом экономик стран Юго-Восточной Азии, и в первую очередь Китая, рушится сложившееся однополярное мировое устройство, и человечество уже сегодня находится в очередной фазе нестабильности, предшествующей общемировому переделу сфер влияния.

Приступив к реализации политики «интернационализации юаня», Китай покусился на самое важное для международной финансовой олигархии – на доминирующее положение США в международных финансах и статус доллара, остававшегося до сего времени единственной и безальтернативной мировой валютой, то есть на те главные факторы, которые обеспечивают ее могущество. И это вполне обоснованно было воспринято как вызов, брошенный ей китайской элитой.

В рамках этой ключевой схватки самым опасным для международной финансовой олигархии становится объединение усилий Китая и России, ибо такой союз способен не только сдержать агрессивную экспансию Запада, но и радикальным образом изменить соотношение сил в пользу его главного конкурента. И международная финансовая олигархия пытается сыграть на опережение: свидетельством являются события, происходящие сегодня на Украине, санкционная война, объявленная России, искусственное ослабление рубля, дестабилизирующее российское общество, демонетизация российской экономики и высокие процентные ставки, являющиеся следствием противоречащей целям развития политики либеральных финансовых властей России – все это звенья одной цепи. Цель – ввергнуть страну в состояние острого социально-экономического кризиса и, расшатав ее изнутри, привести к власти подконтрольное им руководство, чтобы, рассорив Россию с Китаем, использовать ее в войне с ним, при необходимости, в качестве «ядерной дубинки».

По сути, все события, происходящие сегодня вокруг России, направлены на создание безопасных для Запада условий устранения главного конкурента – Китая, где самой России отведена роль политического инструмента. Данное обстоятельство диктует необходимость осуществления российскими властями решительных шагов, направленных не только на недопущение подобного хода развития событий, но и извлечения из складывающейся ситуации максимума политических дивидендов. Причем, не только для себя, но и для всего человечества.

На первом этапе основным полем противостояния Китая и США будет мировой финансовый рынок, где в качестве оружия будут выступать доллар и юань. Но у Китая сегодня нет достаточно сильных и близких союзников, аналогичных союзникам США по блоку НАТО, и одной лишь его нынешней мощи недостаточно для противостояния Западу. И в этой ситуации единственным для него выходом является тесный военно-политический альянс с Россией, обладающей стратегическим ядерным оружием, способными сдержать Запад. Причем Россия сегодня также нуждается в подобном альянсе с Китаем.

Однако следует иметь в виду, что возникновение росийско-китайского альянса приведет к образованию столь же неустойчивого, неизбежно конфронтационного, двухполюсного мира, способного лишь отсрочить большую войну. Избежать же ее можно лишь создав третий центр силы.

Оптимальной, в плане обеспечения долгосрочной безопасности человечества, могла бы быть трехполюсная конструкция мира, с его разделением на три самодостаточные монетарно-экономические зоны (по сути, цивилизации), где вершиной первого полюса был бы лидер Востока – Китай, второго – лидер Запада – США, а третья зона, в отсутствие ярко выраженного лидера, была бы многоглавой, состоящей из стран, которые статусу «младшего брата» в двух первых зонах предпочтут статус равного в третьей.

У такой конфигурации мира будет немало преимуществ.

Во-первых, каждая из сторон будет заинтересована в сохранении сложившегося баланса сил, поскольку, в случае его нарушения и исчезновения одной из них, две оставшиеся окажутся в условиях биполярных, конфронтационных отношений.

Во-вторых, в случае чрезмерного роста могущества одной из сторон, две другие, объединившись, могут принудить ее к сдерживанию роста до паритетного уровня.

В-третьих, такая конфигурация будет самоподдерживающейся системой, в сохранении которой будут заинтересованы все три стороны.

Если с двумя первыми зонами все более или менее понятно, то контуры третьей пока размыты. Наиболее сильный ход, который мог бы оказаться решающим для ее образования, – достижение договоренности между двумя ключевыми странами: Россией, являющейся богатейшей по природным ресурсам страной мира и обладающей стратегическим ядерным оружием, и Индией, с ее полуторамиллиардным населением (и соответствующим размером рынка), с потенциалом экстенсивного роста как минимум на несколько десятилетий. Ресурсов двух этих стран вполне хватило бы для создания самодостаточного центра силы, способного конкурировать с двумя другими. Но в силу большей, чем у конкурирующих зон, демократичности этого ареала, к нему, с большой долей вероятности уже в первые же годы образования примкнут такие мощные страны как Бразилия, Иран, ЮАР и другие, которые роли сателлитов США или Китая предпочтут членство в третьей – независимой – зоне.

Таким образом, именно Россия сегодня является страной, способной бескровно восстановить глобальный баланс сил и спасти мир.

Конечно, новый мир возникнет независимо от участия России в его строительстве, но степень ее влияния в нем будет зависеть от степени ее активности на этапе его строительства. И оптимальной для нее ролью в миростроительстве была бы роль инициатора создания Третьей цивилизации, в случае возникновения которой Россия, при правильном позиционировании, обречена на статус ее неформального лидера.


Евразийская интеграция как путь к формированию третьего полюса силы

В силу целого ряда причин, самыми благоприятными условиями по инициированию и созданию третьей зоны обладает Россия. Главная из них – это ее статус лидера Евразийского экономического союза, на основе которого и можно будет создать третью зону. На пути к построению третьего глобального полюса силы необходимо активизировать работу по вовлечению в евразийский интеграционный процесс наших традиционных партнеров, ускорить подписание соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, начать соответствующие переговоры с Индией, Сирией, Ираном, Турцией объединениями МЕРКОСУР и «Боливарианский альянс» в Латинской Америке.

Совершенно очевидно, что евразийский интеграционный процесс должен преподноситься не как вещь в себе, то есть не как сугубо региональный проект с ограниченными целями и ограниченным числом участников, а как глобальный проект восстановления общего пространства развития веками живших вместе, сотрудничавших и обогащавших друг друга народов от Лиссабона до Владивостока и от Петербурга до Коломбо.

Для успеха проекта важен не только учет прагматических экономических интересов – не менее, а скорее даже более важным является идейный фундамент нового образования. Союз должен предложить реальную альтернативу сложившемуся мировому устройству, выдвинуть новую парадигму развития на основе иной системы ценностей.

В контексте цивилизационного выбора, а также позиционирования в общественном сознании, в поле общественного мнения тех или иных интеграционных группировок, объединений и других подобных образований именно вопрос о ценностях является ключевым, поскольку именно те или иные ценности непосредственно связаны с самоидентификацией социальных общностей, этносов, наций и цивилизаций. В немалой степени это и вопрос самоидентификации элит, от которого зависит развитие различных наций и тех интеграционных группировок, которые они образуют.

К сожалению, вопрос о ценностях евразийской интеграции пока еще очень слабо артикулирован, во многих аспектах – вообще не озвучен в явном виде, хотя некий особый ценностный цивилизационный код на евразийском пространстве несомненно существует объективно и органично по умолчанию.

На этом фоне представляется принципиально важным, чтобы формирующийся Евразийский союз явил миру альтернативный проект и систему ценностей, которые учитывали бы, с одной стороны, традиции народов, его населяющих, а с другой стороны, позитивный, а равно и негативный опыт других интеграционных проектов и центров силы, как в исторической ретроспективе, так и в современных условиях.

На наш взгляд, эта ценностная система должна включать в себя следующие компоненты и принципы:

- восстановление баланса между индивидуализмом и коллективизмом, между конкурентными и солидарными механизмами в обществе и экономике, между рынком и общинными отношениями;

- восстановление баланса между свободой и справедливостью, а также между свободой и ответственностью; свобода не должна пониматься как вседозволенность, а раскрепощение инициативы, которое не сопряжено с соблюдением социальной справедливости, ведет к общественному расколу, порождает отчуждение и становится фактором разрушения общества. Отрадно, что понимание важности этого вопроса наметилось у российских властей и элит. Нам представляется, что формулирование ясных перспектив и формирование социальных стандартов становится важным условием и фактором дальнейшего развития процесса евразийской интеграции;

- восстановление баланса между потреблением, потребительской моделью экономики и творчеством, созиданием, самореализацией – без которых дальнейшее развитие невозможно;

- восстановление баланса и гармонии в треугольнике власть-бизнес-народ, в том числе, и прежде всего, через прямое постулирование целей развития. Достижение согласия в этом треугольнике относительно целей развития является одним из базовых условий единения общества.

Примыкающий к этому вопрос – гармонизация отношений между трудом и капиталом, без чего долгосрочное развитие также представляется проблематичным.

Традиционным и вполне возможным для возрождения является культ созидания в противовес культу успеха любой ценой, культ достижений, трудовой этики, самораскрытия и развития личности через труд и творчество.

Человеконенавистнической доктрине неомальтузианства и воинствующих постмодернистских антиценностей ЛГБТ-сообщества должна быть противопоставлена нормализация демографической политики на основе библейских ценностей любви, сакральности брака, семьи для исполнения завета «Плодитесь и размножайтесь!».

Еще один важный компонент евразийской цивилизационной матрицы – развитие традиций уже давно существовавшей и существующей на территории нашего совместного проживания истинной мультикультурности в противовес искусственному мультикультурализму.

Прокламирование этих принципов и ценностей, их воплощение в жизнь является серьезной основой для того, чтобы сделать из Евразийского союза самостоятельный цивилизационный полюс, притягательный для здоровых сил в мире.

Если суммировать выше сказанное, идеологической основой объединения антивоенных, антифашистских и антиглобалистских сил в широкую коалицию, а также мировоззренческим основанием для нового миропорядка может стать концепция социально-консервативного синтеза, объединяющая систему ценностей мировых религий с достижениями социального государства и научной парадигмой устойчивого развития[4]. Эта концепция может быть использована в качестве позитивной программы для формирования глобальной антивоенной коалиции, которая должна предложить понятные всем принципы упорядочивания и гармонизации социально-культурных и экономических отношений в мировом масштабе.

Гармонизация международных отношений может быть достигнута только на основе фундаментальных ценностей, разделяемых всеми основными культурно-цивилизационными общностями. К числу таких ценностей относятся принцип недискриминации (равенства людей) и декларируемая всеми конфессиями любовь к ближнему без разделения человечества на «своих» и «чужих». При таком понимании эти ценности могут быть выражены в понятиях справедливости и ответственности, а также в юридических формах прав и свобод граждан. Исходя из такого понимания, можно устранить насильственные формы межрелигиозных и межнациональных конфликтов, перевести их в плоскость идеологически свободного выбора каждого человека. Это позволит нейтрализовать одну из самых разрушительных технологий американской стратегии ведения мировой хаотической войны – использование межконфессиональных противоречий для разжигания межрелигиозных и межнациональных вооруженных конфликтов, переходящих в гражданские и региональные войны.

Вовлечение конфессий в формирование социальной политики подведет под государственные решения нравственное основание. Это поможет обуздать дух вседозволенности и распущенности, доминирующий сегодня во властвующей элите развитых государств, восстановить понимание социальной ответственности власти перед обществом.

Концепция социально-консервативного синтеза дает также идеологическую основу для реформирования международных валютно-финансовых и экономических отношений на основе принципов справедливости, взаимного уважения национальных суверенитетов и взаимовыгодного обмена. Их реализация требует существенного ограничения свободы действия рыночных сил, постоянно порождающих дискриминацию большинства граждан и стран по доступу к благам.

Базовые ценности, принципы общественного устройства, цели социума и перспективы развития – вот тот фундамент, на котором может строиться широкая союзная коалиция, столь необходимая ныне для организованного противостояния силам разрушительного постмодернистского глобализма.

Но чтобы утвердить свое право быть центром евразийской интеграции и лидером антивоенной коалиции, а в дальнейшем – неформальным лидером третьего полюса, Россия должна стать сильной, по настоящему суверенной, привлекательной страной, демонстрируя социальную стабильность и достойное качество жизни населения, высокий научно-технический и интеллектуальный уровень, что невозможно без модернизации и опережающего развития экономики.


Первоочередные меры по укреплению экономического суверенитета России

Перечисленные выше меры по предотвращению войны против России должны быть дополнены решением проблемы перевооружения российской армии на основе достижений нового технологического уклада, сочетающего нано-, биоинженерные, информационно-коммуникационные и когнитивные технологии. Этот вопрос является ключевым, поскольку самый опасный период для России наступит в начале 2020-х гг., когда пройдет технологическое перевооружение развитых стран и Китая, а США и другие западные страны предпримут попытку выйти из депрессии и осуществить технологический скачок. Именно в период 2021 – 2025 гг. Россия может безнадежно отстать в технологическом и экономическом отношении, что подорвет конкурентоспособность оборонной промышленности и резко ухудшит состояние национальной безопасности. Это даст возможность США безнаказанно провоцировать внутренние социальные и межэтнические конфликты, как это делалось в СССР в конце 1980-х гг. Американские аналитики из ЦРУ и других ведомств прямо делают ставку на развал России изнутри после 2020 г. из-за внутренних социальных и межэтнических конфликтов, инициируемых извне[5].

Помимо очевидной необходимости мер по обеспечению социальной сплоченности российского общества, усилению внутренней идеологической работы, противодействию действиям «пятой колонны» и т.п., освещение которых выходит за рамки данного доклада, необходимы также срочные меры по обеспечению экономической безопасности страны, прекращению оттока капитала и снижению внешней зависимости:

- вывод валютных резервов государства и сбережений госкорпораций из активов в долларах в золото и валюты дружественных стран;

- переход на расчеты за экспорт углеводородов, металлов, леса и военной техники, с одной стороны, и импорт потребительских товаров, с другой стороны, в рублях;

- переход на национальные валюты во взаимной торговле в ЕАЭС, СНГ, БРИКС, ШОС; провести в целях ее финансирования валютно-кредитные СВОПы в национальных валютах;

- кардинальное повышение эффективности валютного контроля, введение налога на вывоз капитала;

- прекращение использования иностранных рейтинговых агентств в методиках денежных властей;

- государственная поддержка импорта новых технологий;

- расширение и углубление евразийской экономической интеграции.

Ключевое значение имеет проведение деофшоризации экономики и прекращение нелегального вывоза капитала.

В целях минимизации негативных последствий от экономических санкций, введение которых предопределяется стратегией США и мало зависит от действий России, представляется крайне рискованным и неразумным наращивание резервов в американских обязательствах. Следует в ближайшее время осуществить:

- возвращение всех принадлежащих государству ценностей (драгметаллы, произведения искусства и пр.) на территорию России;

- продажу облигаций стран НАТО;

- создание собственной системы обмена межбанковской информацией для осуществления международных платежей и расчетов в Таможенном союзе, СНГ, с другими странами-партнерами, аналогичной системе SWIFT;

- создание платежной системы расчетов по банковским карточкам в рамках ЕврАзЭС, которая замкнула бы, в том числе, расчеты по системам VISA и Mastercard внутри страны на российский оператор, как это было сделано в Китае;

- прекращение валютных спекуляций против рубля и бегства капитала путем ограничения и регулярного контроля валютной позиции коммерческих банков; применение других норм банковского и валютного контроля, включая введение предварительного декларирования проведения крупных неторговых валютных операций; в дальнейшем – введение налога на вывоз капитала и финансовые спекуляции;

- замещение займов госкорпораций в долларах и евро рублевыми кредитами на тех же условиях, проведение целевой эмиссии на эти цели с размещением кредитов на принципах проектного финансирования посредством Внешэкономбанка;

- проведение разъяснительной работы с населением в отношении целесообразности перевода депозитов из долларов и евро в рубли. Прекращение государственного страхования вкладов в этих валютах. В случае замораживания активов ЦБ и госбанков в США и ЕС – замораживание обязательств коммерческих банков в долларах и евро;

- в случае введения эмбарго на торговлю с Россией со стороны ЕС и США – осуществление критически важных внешнеторговых операций через белорусские и казахстанские предприятия;

- перевод в национальную юрисдикцию зарегистрированных в офшорах прав собственности на стратегически значимые российские предприятия, а также на объекты недропользования и недвижимости, их национализация в случае отказа бенефициаров перерегистрировать права собственности в России.


Усиление России

В условиях разворачивания глобальной хаотической войны необходим перевод российской экономики на внутренние источники роста, резкое увеличение инвестиций в модернизацию и развитие экономики на основе нового технологического уклада. Для этого нужно кардинально повысить эффективность централизованного управления развитием экономики, включая развертывание системы стратегического планирования, создание системы широкого внедрения новых технологий и стимулирования НТП, повышение эффективности государственной системы регулирования цен и ценовой политики. Ключевое значение имеет создание механизмов внутреннего долгосрочного дешевого кредита и институтов развития с целью обеспечения финансирования инвестиционных проектов освоения перспективных производств нового технологического уклада и экономического роста.

Наряду с созданием необходимых макроэкономических условий для отражения охарактеризованных выше угроз национальной безопасности необходимо:

- развертывание программы модернизации оборонной промышленности на основе нового технологического уклада с существенным увеличением расходов на оборонные НИОКР;

- принятие мер по обеспечению продовольственной безопасности в рамках ЕАЭС;

- развертывание сети инжиниринговых компаний, восстановление проектных институтов и конструкторских бюро;

- реализация системы мер по переходу на использование отечественной авиатехники в пассажирских перевозках с развертыванием массового производства современных моделей семейств Ту, Ил, Ан на отечественной инженерно-технологической базе;

- принятие системы мер по стимулированию широкого импортозамещения с учетом приоритетности создания отечественного производства социально значимых лекарств (в частности, инсулина на основе технологии Института биоорганической химии РАН), оборудования и комплектующих для оборонной промышленности, машиностроения для топливно-энергетического комплекса.

Наряду с централизованными усилиями государства для модернизации и опережающего развития экономики необходима активизация частного предпринимательства. Для этого необходимы меры по:

- снижению налоговой нагрузки на предприятия;

- повышению эффективности антимонопольной политики, а также радикальному очищению системы государственного регулирования от коррупции.

Для укрепления положения отечественных компаний на отечественном рынке, формирования реальных стимулирующих условий для широкого импортозамещения требуется создание преференциальных режимов деятельности отечественных фирм в приоритетных направлениях, прежде всего связанных с освоением ниш в высокотехнологичных сегментах и особенно с учетом их перспективы в рамках нового технологического уклада, включая меры ускоренной амортизации основных фондов, введение налоговых каникул на определенный период, предоставление субсидий, усовершенствование работы государства по созданию научных, технологических и промышленных парков.


О нынешней политике ЦБ РФ

Выше мы уже указывали на ключевую роль денежно-кредитной (и шире – финансовой) политики, без радикального изменения которой в России остальные элементы стратегии и большинство мер просто не могут быть успешно реализованы.

Неадекватность политики Банка России задачам экономического роста уже стала привычным пунктом ее критики, на которую его руководство традиционно отвечает монетаристскими догмами. Но если до сих пор платой за некомпетентность и догматизм денежных властей были падение производства и вывоз капитала, деградация структуры экономики, то с пресечением внешних источников кредита в условиях санкций под вопросом оказывается само ее существование. В современной экономике без кредита невозможно не только расширенное, но даже простое воспроизводство. Политика привязки денежной эмиссии к приросту валютных резервов привела к тому, что основная часть денежной базы сформирована под иностранные источники кредита. Объем внешнего долга российской экономики превышает величину внутреннего кредита.

Упорное нежелание Банка России создавать внутренний длинный кредит вынудило крупнейшие банки и корпорации к заимствованиям за рубежом, преимущественно в ЕС и США. Прекращение рефинансирования со стороны последних грозит разрушением сложившихся в российской экономике механизмов воспроизводства. Чтобы этого избежать, Банк России должен был бы спешно разворачивать механизмы долгосрочного рефинансирования российских заемщиков, способные заместить закрытые из-за санкций внешние источники. Эти механизмы должны быть похожи на европейские и американские, которые обеспечивают безграничное рефинансирование западных банков и корпораций на долгосрочной основе под символический процент. Вместо этого Банк России поднимает ставку процента и сужает разнообразие инструментов рефинансирования, ограничивая их преимущественно краткосрочными операциями по поддержанию ликвидности. Тем самым он резко усугубляет негативное влияние западных санкций, обрекая благополучные пока еще отрасли российской экономики на сужение производства и сжатие инвестиций. Антироссийские санкции и волна ужесточения монетарной политики Банка России вступают в крайне опасный для российской экономики резонанс.

В ситуации, когда традиционные методы тарифной защиты жестко ограничены ВТО, именно условия кредитования экономики становятся решающим орудием международной конкурентной борьбы. При этом преимущество имеют страны, осуществляющие кредитование дешевыми деньгами, которые эмитированы под долговые обязательства. Из этого следует необходимость кардинального изменения денежной эмиссии – перехода от ее валютного обеспечения на обеспечение внутренними обязательствами государства и бизнеса.

Следует признать, что в последние годы Банк России формально отказался от валютного обеспечения денежной эмиссии. Ее основная часть направляется по каналам рефинансирования под обеспечение национальных заемщиков. Проблема, однако, заключается в том, что это рефинансирование остается краткосрочным и крайне ограниченным. Если в странах с суверенными денежными системами рефинансирование ведется за символический, часто отрицательный процент и под многолетние обязательства внутренних заемщиков, прежде всего самих государств, то Банк России ограничивает свои операции недельными и месячными сроками под высокий, недоступный для большинства производственных предприятий процент.

Иными словами, если в финансово суверенных странах за счет денежной эмиссии осуществляется кредитование производственной и инвестиционной деятельности, то Банком России – только поддержание ликвидности. Соответственно различаются и масштабы: если за один только раунд ЕЦБ эмитировал для поддержки экономической активности 1 трлн евро на три года, то прирост обязательств Банка России ограничивается несколькими миллиардами рублей в год, не оказывая существенного влияния на деловую активность.

Неадекватность и крайняя внутренняя противоречивость политики Банка России проявилась и рамках валютного кризиса осени 2014 года, в создании которого есть немалая вина самого ЦБ. В частности, недоумение вызывает отмена плавающего коридора стоимости бивалютной корзины и регулярных интервенций на его границах и за его пределами, что, в нынешних условиях означает практически полный отказ Центробанка от формирования курса рубля.

Трудно найти подобные прецеденты в мировой практике – особенно с учетом огромных размеров официальных резервов России (одной из главных целей накопления которых как раз является возможность проведения необходимых валютных интервенций).

Как известно, цель интервенций – остановить панические тенденции на рынке и в обществе и заодно наказать спекулянтов, то есть, ударив им по рукам, отбить охоту проводить целенаправленные атаки на валютный курс.

ЦБ РФ вместо этого окончательно дезориентирует как широкие слои населения, так и бизнес, делая возможными практически любые прогнозы валютного курса, тем самым усиливая панику, бегство капитала, провоцируя валютные спекуляции и широкий исход средств из рублевых депозитов в валютные, подрывает возможности планирования бизнес-деятельности и фактически ведя дело к усилению тенденций к долларизациии хозяйственных отношений. Это шаг, который отбрасывает нас на двадцать лет назад – в реальность «лихих 90-х годов», в реальность, которую, казалось бы, мы окончательно преодолели.

Одновременно ЦБ повышает основные процентные ставки, якобы предупреждая тем самым скачок инфляции. Контрэффективность повышения ставок в российской экономике давно доказана и практикой, и соответствующими аналитическими исследованиями. Вместо сдерживания инфляции это приводит к раскручиванию роста цен через кредитные механизмы, рост издержек и закладывание высоких ставок в цены. Таким образом, повышение ставок приводит к понижению реальной деловой активности, вкупе с девальвацией это подталкивает бизнес и банки к валютным спекуляциям и увеличивает масштабы бегства капитала через валютнообменные операции, а это приводит к дальнейшему падению курса (которое происходит вопреки отличным показателям торгового баланса – очень значительному внешнеторговому профициту) и росту инфляции через удорожание импорта. Круг замыкается, в результате на следующем цикле ситуация еще больше ухудшается, опускаясь вниз по спирали.

Разрушить этот порочный круг можно лишь при условии кардинального изменения политики Центробанка.

Но самое главное, в контексте рассматриваемой проблемы организации финансирования в российской экономике в условиях объявленной нам экономической войны, совершенно непонятно, как эти действия Банка России согласуются с острой необходимостью перекредитования российских хозяйствующих субъектов перед лицом закрытия им каналов доступа к займам и валютной ликвидности на зарубежных кредитных рынках в рамках принятых против России санкций и более долгосрочной стратегией замещения валютных займов российских банков и корпораций рублевыми кредитами. Повышение ставок ЦБ вступает в непреодолимое противоречие с этими тактическими и стратегическими целями.


Какая денежно-кредитная система нам нужна

Как было отмечено выше, насущным вопросом является создание полноценного эмиссионного кредитного механизма, соответствующего потребностям экономики и не генерирующего избыточного инфляционного давления.

Из теории экономического развития и практики развитых стран следует необходимость комплексного подхода к формированию денежного предложения в увязке с целями экономического развития и с опорой на внутренние источники денежной эмиссии. Важнейшим из них является механизм рефинансирования кредитных институтов, замкнутый на кредитование реального сектора экономики и инвестиций в приоритетные направления развития. Это можно сделать путем использования хорошо известных и отработанных в практике развитых стран косвенных (рефинансирование под залог обязательств государства и платежеспособных предприятий) и прямых (софинансирование государственных программ, предоставление госгарантий, фондирование институтов развития) способов денежной эмиссии. В условиях финансовой войны важнейшим каналом денежной эмиссии должно стать приобретение обязательств государства и государственных институтов развития, как это делается в США, Японии, ЕС путем приобретения центральными банками государственных долговых обязательств.

Для формирования современной национальной кредитно-финансовой системы, подъема инвестиционной активности в целях модернизации и развития российской экономики, замещения отзываемых вследствие антироссийских санкций внешних кредитов необходима комплексная система мер.

Прежде всего, требуется настройка денежно-кредитной системы на развитие и расширение возможностей кредитования реального сектора. Конкретные мероприятия, необходимые для этого, должны включать[6]:

- законодательное включение в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России создание условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости;

- переход в основном на внутренние источники монетизации. Для этого следует не повышать, а снижать ставку рефинансирования до уровня, сопоставимого с банками ЕС, США, Китая. По примеру развитых стран (США, Япония) монетарным властям целесообразно делать упор на формировании целевых длинных и сверхдлинных ресурсов с невысоким уровнем процентной ставки, основанных на использовании государственных бумаг (в том числе связанных с финансированием долгосрочных инвестиционных проектов, а также институтов развития), которые дополняются инструментами среднесрочного рефинансирования под обязательства производственных предприятий;

- переход на регулирование денежного предложения посредством установления ставки рефинансирования и проведение денежной эмиссии преимущественно для рефинансирования коммерческих банков под залог кредитных требований к производственным предприятиям, облигаций государства и институтов развития;

- кардинальное расширение ломбардного списка ЦБ РФ, включение в него векселей и облигаций платежеспособных предприятий, институтов развития, гарантий федерального правительства, субъектов Федерации и муниципалитетов. При этом во избежание стимулирования вывоза капитала и валютных спекуляций прием иностранных ценных бумаг и иностранных активов российских банков в качестве обеспечения ломбардных и иных кредитов следует прекратить;

- существенное увеличение ресурсного потенциала институтов развития за счет их фондирования ЦБ РФ под инвестиционные проекты, одобряемые правительством в соответствии с установленными приоритетными направлениями развития. Размещать такие кредиты институты развития должны на принципах проектного финансирования, предусматривающих выделение денег исключительно под установленные ими расходы без перечисления денег на счет заемщика.

Для осуществления этих мероприятий необходимо увеличить мощность российской валютно-финансовой системы. Это предполагает последовательное замещение инвалютных займов российских банков и корпораций рублевыми кредитами с предоставлением соответствующего фондирования со стороны ЦБ.

Кроме того, для обеспечения эффективности перечисленных мер, в частности для предотвращения перетока эмитируемых для рефинансирования производственной деятельности денег и инвестиций на финансовый и валютный рынок необходимо обеспечить целевое использование таких кредитов посредством соответствующих норм банковского надзора. Хорошо зарекомендовавшей себя мерой еще во время кризиса 1998 года является введение ограничений на изменение валютной позиции коммерческих банков, прибегающих к рефинансированию ЦБ РФ.


Схемы безинфляционных эмиссионных механизмов финансирования

В той части, в которой внутренний рынок является в высокой степени самодостаточным, финансирование можно организовать с помощью институтов развития, кредит для которых создаст Центробанк. При этом необходимо решительно отказаться от принципа покрытия денежной базы иностранной валютой, в котором, действительно, нет ровным счетам никакой необходимости в том случае, если денежное обращение замкнуто в рамках внутреннего рынка, и все деньги связаны в номинированные в рублях обязательства. Иными словами, ликвидность кредитования должна непосредственно поддерживаться Центробанком путем операций на открытом рынке, как это делает, например, ФРС в отношении ипотечных ценных бумаг. В этом случае ликвидность просто создается на возвратной основе под будущий спрос и будущее предложение.

К отраслям, в значительной степени локализованным, способным принять участие в работе этой схемы без того, чтобы эта схема оказывала значительное давление на валютный рынок, можно отнести сельское хозяйство и рыболовство, пищевую промышленность в той части, в которой она не связана с поставками импортного оборудования и комплектующих к нему, строительство, в значительной степени транспорт (в той части, в которой он не зависит от поставок импортных комплектующих и транспортных средств), легкую промышленность (производство одежды, обуви) в части изготовления конечной продукции.

Для стимулирования развития этих отраслей необходимо создать для них отдельный контур денежного обращения, что возможно сделать методами современной финансовой инженерии, включающий документарные кредиты, выпуск облигаций на основе пакетов таких кредитов, и дальнейшее структурирование таких выпусков в аналог CDO (collateralized debt obligations), ликвидность которых уже может поддерживаться институтами развития.

Возможность утечки создаваемой под финансирование инфраструктуры ликвидности на валютную биржу устраняется при использовании документарных операций тем, что поэтапная оплата работ исполнителей и подрядчиков осуществляется только по факту выполнении согласованных объемов работ в соответствии с планом-графиком проекта. При этом все промежуточное финансирование возлагается не на институты развития, а на обычные коммерческие банки. Ценные бумаги, эмитируемые для обеспечения проектного финансирования, не требуют для своего обращения какой-то кардинальной перестройки уже существующего российского финансового рынка. Данная схема финансирования показала себя с лучшей стороны при развитии рынка жилищного строительства в США, хотя ошибки регуляторов однажды привели к надуванию в этой сфере пузыря, ставшего одной из причин глобальной депрессии. Мы предлагаем использовать такую схему проектирования каналов ликвидности не только в строительной, но и в других в достаточной мере локализованных отраслях. Обычные коммерческие банки при этом становятся посредниками между предприятиями и ликвидностью институтов развития, беря на себя часть коммерческого риска при кредитовании. Такое разделение рисков, при котором институты развития не кредитуют проекты непосредственно, но гарантируют поддержку ликвидности кредитования, снижают коррупцию, которая обычно имеет место при государственном проектном финансировании.

В строительной отрасли схема может быть выстроена по образу и подобию американской, начало внедрения которой было положено еще Рузвельтом, для других отраслей, которым требуется сбыт продукции конечному потребителю через торговые сети, схема должна быть несколько модернизирована. Торговые сети необходимо мотивировать к тому, чтобы они сами искали и пускали к себе отечественных поставщиков, тогда как до недавнего времени, напротив, они предпочитали иметь дело с крупными иностранными структурами, пренебрегая мелким отечественным производителем. Необходимо наладить такое же обусловленное кредитование торговым сетям под торговлю локализованной продукцией: льготный кредит при поддержке государства в обмен на то, что торговая сеть сама начнет кредитовать своих локальных поставщиков. Ликвидность кредитования поддерживается при этом в рамках общей схемы. Внедрение этой схемы стимулирует рост торговых сетей там, где покупательная способность населения относительно низка, но при этом есть потенциал роста локального производства. Под торговыми сетями мы понимаем в первую очередь крупные компании, которые способны эффективно выстраивать логистику и снижать издержки за счет масштаба, а также обладают значительной финансовой устойчивостью. Однако и среднему бизнесу можно предоставить аналогичные условия. Неэффективную малую торговлю при этом поддерживать нет смысла, проще сосредоточиться на поддержке местных рынков, на которых свободно торгуют ИП.

Такой же подход может быть применен и для инфраструктурного государственного строительства, в частности, транспортной инфраструктуры. Особенностью инфраструктурного строительства является сочетание высокого уровня капитальных затрат и сравнительно низких эксплуатационных издержек. Чем шире сфера обслуживания инфраструктуры, тем шире база окупаемости капитальных затрат, благодаря чему развитие инфраструктуры ведет к снижению издержек всего общества и общему повышению производительности труда и, как следствие, росту уровня жизни. Именно рост уровня жизни населения и должен стать основой окупаемости государственных инвестиций в долгосрочной перспективе.

Так, не пытаясь ограничивать частный бизнес, но ставя его меркантильный интерес на службу государству, можно, в дополнении к экспорту, создать сильную внутреннюю государственную опору для экономического роста. В сущности, именно это и удалось сделать Китаю.


Суверенная финансовая система – ключевой элемент стратегии

Вопрос создания по настоящему суверенной и высокоэффективной финансовой системы сверхактуален как с точки зрения внутренних потребностей экономического развития, так и в рамках ведущейся против России экономической войны.

Нынешние финансово-экономические войны с традиционными войнами роднит неизменная на протяжении всей истории человечества цель – овладение ресурсами конкурентов. А так как именно результат финансовых войн определяет сегодня ход мировой истории, дальновидные политики уделяют все больше внимания совершенствованию финансово-банковских систем и национальных валют, от качественных характеристик которых зависит не только экономическая мощь и конкурентоспособность современных государств, но и их политическая безопасность[7].

Что касается современной России, то, судя по проводимой в ней финансовой политике, задачи обеспечения финансовой безопасности в ней никогда серьезно не ставились. Ошибочность такой политики более чем очевидна, и, на фоне ужесточающихся финансовых войн, существует необходимость в ее кардинальном изменении. Финансовые войны – это не Олимпийские игры, в которых важна не победа, а участие. Поскольку следствием поражения в финансовых войнах является эксплуатация проигравших народов, России сегодня как воздух нужна новая финансовая политика, позволяющая не просто участвовать в финансовых войнах, а побеждать в них.

В качестве основной задачи должно фигурировать создание качественной суверенной национальной финансово-банковской системы.

Система должна обеспечивать решение следующих задач:

1) создание полноценной национальной валюты и ее поддержание в стабильном и конкурентоспособном состоянии;

2) насыщение экономики и рынка качественной денежной массой в объеме, необходимом для их полноценного функционирования и развития;

3) создание условий, обеспечивающих интенсивное образование конкурентоспособного национального финансового капитала, номинированного в национальной валюте;

4) обеспечение финансовой самодостаточности и безопасности России;

5) создание национальной экономике условий для осуществления финансово-экономической экспансии.

Для реализации заявленных президентом целей темпы ежегодного прироста ВВП должны составлять не менее 8%, что требует прироста инвестиций не менее чем на 15%. Для этого необходим опережающий прирост кредита, что, в свою очередь, предполагает ремонетизацию экономики. Мировой опыт успешного перехода национальных экономик из отстающих в передовые свидетельствует о необходимости увеличения нормы накопления до 35-40% ВВП, что всегда достигалось соответствующим увеличением объема кредита до 100% ВВП и выше. Этот скачок Россия вполне могла бы совершить, опираясь на имеющийся научно-технический потенциал и сверхприбыль (природную ренту), получаемую от экспорта сырьевых товаров. Для этого предприятия должны иметь возможность привлекать кредиты для финансирования инновационных проектов и необходимые для развития инвестиции.

Следует отметить, что Россия обладает уникальными возможностями, способными обеспечить ей достижение перечисленных целей. В первую очередь, это ее огромные богатства, большинство которых, в отсутствие необходимых для этого инфраструктурных и правовых условий, не формализованы, не капитализированы и не вовлечены в процесс экономических отношений, соответственно, не создают добавленной стоимости, что существенно снижает эффективность национальной экономики в целом[8]. Именно эти богатства, вовлеченные в экономику, и должны стать «лошадью», которая вытянет «телегу» реиндустриализации.

Санкции США и ЕС дают уникальную возможность исправить перекосы в российской финансовой системе с огромной выгодой для нее. Ведь Россия является донором, а не реципиентом мировой финансовой системы, и отказ от этого донорства позволит существенно увеличить внутренние инвестиции.



[1] В.И.Пантин. Аналитическая записка «Наиболее вероятный прогноз развития политических и военных конфликтов в период 2014-2018 гг.»

[2] А.Айвазов. Периодическая система мирового капиталистического развития. Статья. Сайт автора. 2012

[3] В.И.Пантин. Аналитическая записка «Наиболее вероятный прогноз развития политических и военных конфликтов в период 2014-2018 гг. Опубликовано в newsdon.info12 июля 2014 г.

[4] С.Глазьев. Социалистический ответ либеральной глобализации. АПН. 2006

[5] В.И.Пантин. Аналитическая записка «Наиболее вероятный прогноз развития политических и военных конфликтов в период 2014-2018 гг. Опубликовано в newsdon.info12 июля 2014 г.

[6] С.Глазьев. Санкции США и политика Банка России: двойной удар по национальной экономике, «Вопросы экономики», 2014, №9

[7] Отырба А., Кобяков А. Как побеждать в финансовых войнах, «Однако», 2014, №174, июнь-июль

[8] Там же


Количество показов: 22989
Рейтинг:  4.77
(Голосов: 85, Рейтинг: 4.96)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА






  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх