загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
26.08.2016 Огонь, батарея! Огонь, батальон!
Александр Проханов
26.08.2016 О перспективной повестке для Изборского клуба
Сергей Ушкалов
25.08.2016 Права и свободы нужно обеспечивать реальным людям в реальном времени
Максим Шевченко
25.08.2016 Россия на грани
Николай Коньков, Александр Нагорный
24.08.2016 Под либеральные лозунги на улицу не выходят
Михаил Хазин
24.08.2016 Второе убийство Советского Союза
Захар Прилепин
23.08.2016 Русский мир в эпицентре геополитической войны
Георгий Филимонов, Никита Данюк
23.08.2016 Через 10 лет Россия будет страной Возрождения
Михаил Делягин
22.08.2016 Порошенко перестал устраивать США
Шамиль Султанов
22.08.2016 Окаянный август
Александр Проханов



Сергей ГЛАЗЬЕВ

ПРЕДОТВРАТИТЬ ВОЙНУ – ПОБЕДИТЬ В ВОЙНЕ

(доклад Изборскому клубу)



ЧАСТЬ I. ПОСЛЕДНЯЯ СТАВКА АМЕРИКИ

Нынешний конфликт на Украине несёт огромные угрозы России, Европе и всему миру, непонимание которых влечёт их развёртывание в региональную, а затем и мировую войну. Представляемое в мировых СМИ изображение этой войны как борьбы украинской власти за целостность страны против пророссийских сепаратистов так же поверхностно и далеко от её смысла, как объяснение начала Первой мировой войны убийством австрийского принца или Второй мировой войны — успехом национал-социалистической партии на выборах в немецкий парламент. Ненамного глубже даётся трактовка этой войны в российских СМИ — как сопротивление населения Донбасса нацистской хунте, противоправно захватившей власть в Киеве.

Между тем без понимания причин и движущих сил эскалации вооружённого конфликта остановить его невозможно. В настоящем аналитическом докладе украинский кризис анализируется в контексте глобальных экономических изменений, которые создают объективные предпосылки эскалации военно-политической напряжённости в международных отношениях. Этот анализ объясняет мотивацию основных движущих сил украинского конфликта и используемые ими технологии. Он раскрывает причины, по которым этот конфликт не удаётся остановить и позволяет сделать прогноз его перерастания в мировую войну. Избежать её можно, только разрушив причинно-следственную связь происходящей цепи преступлений, масштаб которых увеличивается в геометрической прогрессии. Если этого не сделать, то остаётся только готовиться к мировой войне, в которой из России хотят сделать одновременно и врага, и жертву, и трофей.


1. Конфликтные поля украинского кризиса

Украинский кризис имеет сложную природу, в нём переплелось множество конфликтных смысловых полей, самые значимые из которых не видны ни в сводках боевых действий, ни в комментариях политиков, объясняющих свои решения. Наиболее очевидным является конфликт между нынешней украинской властью и народным ополчением Донбасса — конфликт, который власть пытается решить путём физического истребления ополченцев вместе с населением, интересы которого они выражают. В этом конфликте есть два смысловых поля, и каждое из них в отдельности не обладает достаточным напряжением, чтобы вызвать братоубийственную войну.

Первое конфликтное смысловое поле касается внутриполитического устройства Украины. Население Донбасса, как и других регионов юга и востока Украины, изначально выдвигало требования её федеративного устройства и признания государственной властью статуса русского языка. Эти требования открыто заявлялись в течение всех двух десятилетий украинской независимости и находили отражение в программах Партии регионов и других избирательных объединений, выражавших интересы юго-востока Украины. Однако никогда никто не пытался добиться их удовлетворения силой. И украинская политическая верхушка, последовательно отвергая эти требования, не считала тем не менее их преступлением против государства. Все соглашались с необходимостью решения этих вопросов исключительно правовым, демократическим путём. Остервенелое желание руководителей киевского режима физически уничтожить сторонников федерализации, так же как и отчаянное сопротивление ополченцев, далеко выходят за рамки общепринятых способов разрешения такого рода конфликтов. Позиция Порошенко и его силовых структур по отождествлению требований федерализации с сепаратизмом и терроризмом выглядит на фоне многолетней мирной дискуссии на эту тему очевидной провокацией конфликта за пределами правового поля.

Второе смысловое конфликтное поле — так называемый европейский выбор Украины. Здесь мы имеем потрясающее явление комплексного и широкомасштабного навязывания украинскому общественному мнению целого ряда стереотипов «евроинтеграции» как единственно возможного стратегического поворота, дающего Украине процветание и резкое повышение всех элементов социально-экономического бытия. Практически с 91‑го года все СМИ, государственные органы власти и информканалы, а также и осевшие на Украине многочисленные «внеправительственные» иностранные фонды и организации вели эту деятельность фактически без всякого противодействия со стороны оппозиции. Ради него, по словам активистов Майдана, они избивали и поджигали киевских милиционеров. За него же агитировали майданную толпу и поддерживали оппозиционеров европейские чиновники и политики. При этом, как показывали все социологические опросы[1], подавляющее большинство жителей юга и востока Украины предпочитали европейской интеграции евразийскую. И хотя европейские эмиссары, вопреки провозглашаемым ими «европейским» ценностям демократии и права, в упор не замечали половину украинского населения, так же как закрывали глаза на несоответствие навязываемого ими Соглашения об ассоциации Конституции Украины, едва ли они планировали затевать войну на истребление всех граждан, не желающих жить в ассоциации с ЕС. Да и сами украинские профессиональные евроинтеграторы не собирались в решении этого вопроса выходить за стены Верховной рады. Они тщательно избегали публичной дискуссии на данную тему, предпочитая келейные способы протаскивания Соглашения об ассоциации. Надо сказать, что и противники ассоциации с ЕС доказывали его несоответствие интересам Украины исключительно в профессиональной печати, не обращаясь к народу с призывами к насильственному решению этого вопроса. Очевидно, что даже в случае непреодолимых разногласий можно было найти мирный способ разрешения конфликта путем правового оформления разных торговых режимов для двух частей Украины по аналогии с Данией и Гренландией, которая не входит вместе с первой в ЕС.

Ни один из провозглашаемых лидерами противоборствующих сторон вопросов, ради решения которых они прибегают к насилию, подобным образом не решается и не может решаться. Следовательно, не ради этого развязана война. Идеологически она заквашена на нацизме — пропаганда киевской хунты внушает общественному сознанию человеконенавистнические представления об оппонентах. По отношению к ним используются животные аналогии, им под страхом избиения и ареста отказывают в праве на выражение своей позиции, их разрешается заживо сжигать и их приказывают убивать украинским военнослужащим. Руководители киевского режима публично призывают к массовым убийствам несогласных с ними украинских граждан — жителей Донбасса. Так называемый президент Украины Порошенко, раздавая награды убийцам жителей Славянска, прямо назвал их жертвы «нелюдями»[2], а руководящий правительством Яценюк публично называет проживающих в Восточной Украине русских недочеловеками[3]. Их главный политический конкурент ещё до политического конфликта — Тимошенко — говорила о своем желании сбросить на Донбасс атомную бомбу[4], а получивший третью позицию на президентских выборах Ляшко лично участвует в организации массовых репрессий против русских граждан Украины. Таким образом, во властвующей сегодня на Украине хунте есть полный нацистский консенсус в отношении геноцида русских граждан, которые принудительно лишены всех прав человека, включая право на жизнь.

Нацистское смысловое поле генерирует основное напряжение конфликта и объясняет использование насилия для его разрешения. Нацизм всегда оправдывает насилие в отношении людей иных национальностей, которых считают неполноценными и в отношении которых разрешаются любые преступления. Именно по этому пути идёт киевский режим, разжигая ненависть ко всем несогласным с украинской исключительностью. По сути, ко всем русским, потому что всем остальным этносам Европы и мира украинская нация неизвестна. Во всех странах мира всех выходцев с территории СССР, включая украинцев, называют русскими. Вожди же киевской хунты и направляемые ими СМИ в полном соответствии с характерными признаками нацизма подчёркивают превосходство украинцев над русскими, последним приписывают рабскую сущность, всерьёз утверждают, что их следует беспощадно эксплуатировать в интересах «настоящих украинцев». И проживающим на Украине русским ничего не остаётся, как защищаться от нацистов с оружием в руках.

Наш собственный и международный исторический опыт убедительно свидетельствует о том, что нацизм можно остановить только силой. Другого языка нацисты не понимают. И это неудивительно — дифференциация прав людей по национальному признаку несовместима с принципами права. Если нацисты отказывают гражданам иных национальностей в правах человека, то последним не приходится надеяться на их защиту правовыми методами. Отстоять их они могут только путём силового сопротивления.

Украинский нацизм не является исключением. Более того, не имея корней в украинской культуре и будучи, по сути, наносным, индуцированным извне, украинский нацизм самоутверждается в самых жестоких формах. Бессмысленная и нарочитая жестокость, с которой украинские нацисты расстреливают населённые пункты Донбасса, призвана убедить их самих в собственной исключительности. Ведь такого нет ни в украинской классической литературе, ни в народной культуре, которые всегда оставались в рамках русской культуры, ни в общей истории страны. Посредством организации массовых преступлений против тех, кто считает себя русским, и массированной русофобской пропаганды киевские фюреры пытаются создать достаточно сильное напряжение, чтобы вызвать в украинском общественном сознании нужный им для консолидации общества накал противостояния по принципу «мы или они».

Любопытно, что ни один из лидеров украинского государства, опирающихся на нацистов, не является этническим украинцем. Ни Тимошенко, требовавшая сбросить атомную бомбу на Донбасс, ни Яценюк, являющийся «человеком мира», ни сам Порошенко, выросший между Одессой и Кишинёвом. Может быть, поэтому у них не включаются нравственные ограничения и проявляется сверхжестокость к собственному населению. Они пытаются утвердиться в качестве нацистских фюреров путём вовлечения своих сторонников в массовые убийства сограждан, делая из первых национальную элиту, а из вторых — замученное стадо.

В статье А. Роджерса[5] «Ошибки нацистов» убедительно показан культ насилия как главная составляющая украинских нацистов. По уровню бессмысленной жестокости и человеконенавистничества они даже превзошли своих гитлеровских кумиров, с удовольствием позируя на фоне обгоревших трупов жителей Одессы или открыто радуясь убийствам детей и женщин в Донбассе. Как показывает тот же автор, в украинском обществе уже сформировались все 14 основных, по определению выдающегося мыслителя Умберто Эко[6], признаков фашизма. Наиболее важными для понимания перспектив дальнейшего развития конфликта является культ силы и презрение к слабому, осуждение пацифизма как формы предательства. Именно этим объясняется безрезультатность проводившихся до сих пор переговоров о прекращении насилия и разрешении украинского кризиса.

Казалось бы, все стороны должны быть заинтересованы в прекращении боевых действий в Донбассе. Они наносят ущерб Украине, России, самому Донбассу и угрожают Европе. Однако руководители киевской хунты не хотят признавать противоположную сторону, разговаривая исключительно на языке угроз и ультиматумов. Любые попытки поставить под сомнение их правоту вызывают у них истерические приступы ненависти и агрессии. Любой народный депутат, журналист или просто прохожий, осмелившийся усомниться в правоте нацистов, тут же подвергается унижению и избиению, а украинские спецслужбы заводят на него уголовное дело. В полном соответствии с одним из признаков фашизма по У. Эко — «несогласие — это предательство».

Конфликтное поле, генерируемое украинским нацизмом, является основным двигателем насилия как на Украине в целом, так и карательной операции в Донбассе. Возникает вопрос: каковы источники и движущие силы украинского нацизма? Откуда в стране, непосредственно испытавшей ужасы фашистской оккупации и внесшей огромный вклад в победу над гитлеровцами, нашлись продолжатели их преступной войны против народа Украины?

Ответ на этот вопрос лежит в плоскости другого конфликтного поля, действующего многие столетия. Это поле агрессии Запада против России, поле вечного «дранг нах остен», который начался в эпоху крестовых походов и продолжается по сей день. В этом поле Украина всегда занимала важное место. Наиболее ярко отношение Запада к Украине выразил Бисмарк, сказав: «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени»[7]. Вслед за прусским канцлером концентрированное отношение Запада к Украине в своей книге «Великая шахматная доска» выразил З. Бжезинский, написавший, что «без Украины Россия перестает быть евроазиатской империей»[8].

Украинский нацизм является очередным искусственным порождением культивируемой на Западе в течение уже нескольких веков человеконенавистнической идеологии. Три столетия назад, возомнив себя высшей расой, англичане сделали расизм основой своей мировой империи. До сих пор американцы всерьёз убеждены в своём превосходстве над всеми остальными народами планеты, которое даёт им право вершить суд над другими странами и их лидерами исходя из собственных критериев. Этот культ исключительности США служит основанием для американских властей наказывать любые другие народы, вплоть до физического истребления, в случае их нежелания подчиняться. Смысл подчинения определяется экономическими интересами американского капитала, прикрываемыми демагогией про права человека и демократические ценности. Оно предусматривает полное открытие границ для американских товаров и капиталов, внедрение американских стандартов образования и культуры, использование доллара в качестве резервной валюты и средства международных расчётов. США навязывают всем странам и свою роль главного арбитра всех конфликтов, как внешних, так и внутренних. Они считают себя вправе арестовывать и наказывать любых не нравящихся им граждан любых стран, а внутреннее законодательство США распространяют на весь мир, навязывая другим странам примат международных обязательств. Недавние высказывания Обамы об исключительности США свидетельствуют о сохранении расистской идеологии, которая оправдывает любые преступления американской военно-политической машины против человечества. Наращивание военных расходов и раскрутка маховика напряжённости в мире жизненно необходимы США для удержания пресловутой «исключительности Америки»: «Америка должна всегда лидировать в мире. Если не будем лидировать мы, не будет лидировать никто», а с приземлённой точки зрения — для «сбрасывания» запредельного бремени своего государственного долга и перехода американской экономики на новую длинную волну роста.

В соответствии с расистской идеологией американская политическая машина реализует дифференцированный подход к странам в зависимости от готовности их руководства следовать интересам США. Все страны делятся на хорошие, которые полностью следуют в кильватере американской политики (Британское содружество, Западная Европа, Япония, Южная Корея, Израиль, Саудовская Аравия и Арабские Эмираты), недоразвитые, которые нужно обучать американским ценностям посредством политического принуждения (Восточная Европа, Латинская Америка), и плохие, которые не подчиняются американскому диктату. В отношении последних допускается применение любой технологии разрушения извне и изнутри (Россия, Китай, Индия, Северная Африка, Ближний и Средний Восток) с целью их порабощения путём либо революции и установления подконтрольного США режима, либо завоевания и установления колониального режима, либо разрушения и подчинения по частям. В отношении России и постсоветского пространства американские политтехнологи применяют все имеющиеся в их арсенале средства разрушения.

В полном соответствии с принципом «разделяй и властвуй» украинским нацистам американские политпсихологи прививают культ ненависти и превосходства над русскими, которых назначили виновниками за все беды и обиды украинского народа. Одновременно их убеждают в неполноценности по отношению к американцам и западноевропейцам, у которых нужно учиться и которым необходимо слепо подчиняться как старшим партнёрам по Ассоциации. В результате такой психо-идеологической обработки у украинского нациста причудливым образом переплетается презрение и ненависть к русским со слепым преклонением перед американцами и западноевропейцами. Они верят в их всемогущество до такой степени, что всерьёз рассчитывают, будто американцы принудят Россию к выполнению всех украинских требований.

Выращиваемый западными наставниками украинский нацизм всегда был ориентирован против русских, против Москвы. В этом нынешние нацисты не отличаются от своих предшественников — гитлеровских приспешников. Поменялся только хозяин, место которого заняли США. Но этот хозяин, в отличие от немецких фашистов, предпочитает всё делать чужими руками. Украинским нацистам приходится брать на себя не только грязную работу по проведению карательных акций с массовыми убийствами своих сограждан, но и риски, связанные с боевыми действиями и политической ответственностью.

И в годы немецко-фашистской оккупации, и сегодня украинский нацизм является орудием внешних сил, глубоко чуждых национальным интересам Украины. Едва ли кто‑либо в здравом уме станет утверждать, что гитлеровский режим мог бы стать благом для украинского народа. Последний немецкие нацисты рассматривали исключительно как рабов Третьего рейха. Для нынешних евробюрократов Украина тоже — не более чем резервуар дешевой рабочей силы, рынок сбыта европейских товаров, а также место для свалки отходов и размещения экологически грязных производств. Трудно себе представить, чтобы реально мыслящие в рамках национальных интересов государственные деятели подписали бы нечто подобное Соглашению об ассоциации с ЕС, которое в одностороннем порядке делегирует другой стороне суверенные функции государства по регулированию внешнеэкономической деятельности, проведению внешней и оборонной политики. Да ещё существенно ухудшает конкурентоспособность экономики Украины и подрывает её платежный баланс.

Украинский нацизм развивается в конфликтном поле западной агрессии против России. Этим объясняется его поразительный подъём. Без системной поддержки со стороны США и их союзников по НАТО он не смог бы развиться, так как к этому не было объективных предпосылок. Их отсутствие удалось компенсировать последовательным насаждением ненависти к России посредством спонсирования деятельности многочисленных националистических организаций. При этом несоответствие идеологии последних исторической реальности ни в коей мере не смущает их фюреров, которые за небольшую плату спонсоров из стран — членов НАТО огульно рисовали и продолжают рисовать из России образ врага. Поскольку, с учётом общей истории, веры, языка и культуры (Киев — мать городов русских, Киево-Печерская лавра — главная святыня русского православного мира, а Киево-Могилянская академия — место формирования русского языка), это выглядит неубедительным, в ход идёт оголтелая ложь, обыгрывающая трагические эпизоды общей истории (революция и Гражданская война, голодомор) как произвол русской власти. Идеологов украинского нацизма ничуть не смущает то обстоятельство, что русских среди руководителей большевистской власти было ничтожно мало, а выходцев из Галиции, Одессы, Центральной Украины — подавляющее большинство, да и что сама большевистская власть опиралась на украинских националистов, передав под их управление обширные и густонаселённые земли Новороссии. Русофобия, основанная на нацизме, стала основой украинского национального самосознания.

Вместе с тем для европейских лидеров нужны были веские аргументы, чтобы они могли закрыть глаза на бесчинства украинских нацистов и потворствовать их преступлениям. Эти аргументы им предъявляют ведущие европейские СМИ, которые находятся под контролем американцев. Представляя украинских нацистов в качестве защитников европейских ценностей и выдавая их преступления против человечества за подвиги в защиту европейского выбора украинского государства, они зомбируют общественное мнение стран Европы, которое является ориентиром для европейских политиков. Одновременно его настраивают против России, приписывая российскому руководству ответственность за устроенные американо-нацистами показательные преступления против европейских граждан, как это случилось со сбитым украинскими вооружёнными силами малайзийским авиалайнером.

Отсюда следует, что европейская и в целом западная поддержка украинских нацистов индуцируется более сильным конфликтным полем, задаваемым американскими интересами в сохранении глобального доминирования. Последнее сегодня подвергается испытаниям на прочность вследствие объективного исчерпания возможностей экономического роста в связи с одновременным завершением жизненного цикла доминирующего технологического уклада и векового цикла накопления. США теряют своё доминирующее положение в мировом производстве, центр которого перемещается в Китай и другие страны Азии. Их финансовой гегемонии угрожает нарастающая вероятность краха долларовой пирамиды собственных государственных обязательств. Ведущее положение доллара на мировом валютном рынке подрывается процессами региональной экономической интеграции. Наконец, невозможность поддержания сбалансированности национальной финансово-экономической системы без мощной и растущей подпитки извне объективно толкает США на путь эскалации военно-политической напряжённости и развязывания мировой войны. Это — главное конфликтное поле, сверхнапряжение которого сказывается на других конфликтных полях по всему миру. Мы наблюдали это на Ближнем Востоке, особенно в Ливии и Сирии, сейчас мы наблюдаем это на Украине.

К сожалению, либеральная идеология, доминирующая в правящих кругах США и их союзников по НАТО, не оставляет для государства иных поводов для расширения вмешательства в экономику, кроме нужд обороны. Поэтому, сталкиваясь с необходимостью использования государственного спроса для стимулирования роста нового технологического уклада, ведущие деловые круги прибегают к эскалации военно-политической напряжённости как основному способу увеличения государственных закупок передовой техники. Именно в этом ракурсе следует рассматривать причины раскрутки Вашингтоном маховика войны на Украине, которая является не целью, а инструментом для реализации глобальной задачи сохранения доминирующего влияния США в мире.

Наряду со структурным кризисом мировой экономики, обусловленным сменой доминирующих технологических укладов, в настоящее время происходит 8 к новому вековому циклу накопления капитала, что ещё более усугубляет риски развязывания мировой войны[9]. Предыдущий переход от колониальных империй европейских стран к американским глобальным корпорациям в качестве ведущей формы организации мировой экономики происходил посредством развязывания трёх мировых войн, исход которых сопровождался кардинальными изменениями мирового политического устройства. В результате первой мировой войны рухнул монархический строй, сдерживавший экспансию национального капитала. В результате второй — развалились колониальные империи, ограничивавшие международное движение капитала. С крахом СССР вследствие третьей холодной мировой войны свободное движение капитала охватило весь мир, а транснациональные корпорации получили в своё распоряжение всю экономику планеты.

Но на этом история не заканчивается. Развитие человечества требует новых форм организации глобальной экономики, которые позволили бы обеспечить устойчивое развитие и отражение планетарных угроз, включая экологические и космические. В условиях либеральной глобализации, выстроенной под интересы транснациональных, в основном англо-американских, корпораций, эти вызовы существованию человечества остаются без ответа. Более того, сверхконцентрация капитала и глобального влияния в руках нескольких сотен семей в отсутствие реальных механизмов демократического контроля создаёт угрозу становления глобальной диктатуры в интересах обеспечения господства мировой олигархии за счёт угнетения всего человечества. Тем самым возрастают риски злоупотреблений глобальной властью, чреватые уничтожением целых народов и катастрофами планетарного масштаба.

В свете охарактеризованных выше глобальных изменений понятно, что сегодня борьба за мировое лидерство разворачивается между США и Китаем. Китай уже сегодня вышел на первое место в мире по экспорту высокотехнологической продукции. Вместе страны БРИК занимают четверть мирового производства высокотехнологической продукции с перспективой увеличения этой доли до 1 / 3 к 2020 году[10]. Растут расходы на научные исследования и разработки, совокупный объём которых по странам БРИК приближается к 30 % от общемирового объёма. Они уже обладают достаточной научной и производственно-технологической базой для совершения технологического рывка.

И наоборот, доля США на мировом рынке постоянно снижается, что подрывает экономическую основу их глобального доминирования. Последнее сегодня держится в основном на монопольном положении доллара в глобальной валютно-финансовой системе. На его долю приходится около 2 / 3 мирового денежного оборота. Размывание экономического фундамента глобального доминирования США пытаются компенсировать усилением военно-политического давления на конкурентов. Доля США в мировых военных расходах составляет 37 %[11]. При помощи глобальной сети военных баз, информационного мониторинга, электронной разведки они пытаются удерживать контроль над всем миром, пресекая попытки отдельных стран вырваться из долларовой зависимости. Однако делать это им становится всё сложнее — осуществлению необходимых для удержания лидерства структурных изменений мешает инерция связанных в устаревших основных фондах инвестиций, а также гигантских финансовых пирамид частных и государственных обязательств. Для сбрасывания их быстро нарастающего бремени и сохранения монопольного положения в мировой валютно-финансовой системе они объективно заинтересованы в мировой войне. Невозможность её проведения обычным способом из‑за рисков применения оружия массового поражения США пытаются компенсировать развязыванием серии региональных войн, которые в совокупности своей складываются в глобальную хаотическую войну. Для этого Соединённые Штаты используют старый принцип «разделяй и властвуй», воскрешая и активизируя традиционную русофобию политических элит европейских стран. При этом, следуя заветам Бисмарка и советам Бжезинского, в качестве главной линии раскола они выбрали Украину.


2. Тактика и стратегия мировой хаотической войны

Развёртываемая США мировая хаотическая война ведётся с широким применением оружия нового технологического уклада, являясь одновременно катализатором его становления в американской экономике. Это, прежде всего, информационно-коммуникационные технологии и основанное на их применении высокоточное оружие, обеспечивающие американским военным системное превосходство в управлении боевыми действиями и минимизацию потерь. Их дополняет широкое применение когнитивных технологий, которые превращают СМИ в высокоэффективное психотропное оружие массового поражения сознания людей, а дипломатию — в психопаралитическое оружие, поражающее политическую волю руководителей противника.

Как показывают все организованные США войны последних двух десятилетий, начиная с Ирака и Югославии и заканчивая Украиной, по типу применяемых технологий они носят комплексный характер, где собственно военная составляющая выполняет роль «последнего аргумента», применяясь лишь на завершающей фазе конфликта. До того основное внимание уделяется внутренней дестабилизации намеченного для агрессии региона, для чего используется целый набор методов воздействия на общество-жертву, включая психотропное информационное оружие, нацеленное на дестабилизацию общественного сознания и дискредитацию традиционной морали. Иными словами — на расшатывание устоев общества, которому через СМИ внушаются агрессивные и даже человеконенавистнические ориентиры с целью развязывания вооружённых конфликтов, как внутренних, так и внешних. Одновременно происходит подкуп и установление контроля над властвующей элитой путём втягивания влиятельных семей и перспективной молодёжи в «особые отношения» с США и их союзниками по НАТО посредством зарубежных счетов и накоплений, обучения, грантов, приглашений на престижные мероприятия, предоставления гражданства, приобретения имущества. Это позволяет американским спецслужбам манипулировать как общественным мнением, так и властвующей элитой, провоцируя внутренние и внешние конфликты.

При этом сами американцы выбирают противников и затем управляют боевыми действиями, а также определяют победителей и назначают наказание проигравшим. Так было с Ираком, который спровоцировали напасть на Кувейт и затем показательно наказали. С Сербией, руководителю которой гарантировали безопасность в обмен на воздержание от нанесения неприемлемого ущерба странам НАТО, а затем показательно разгромили и осудили. Со странами Северной Африки, руководители которых были введены в заблуждение знаками внимания, а затем отданы на растерзание обезумевшей от вседозволенности толпе. С Януковичем, которого долго обхаживали американские консультанты, чьи усилия в решающей фазе были дополнены усилиями ведущих чиновников и политиков США и ЕС с одной только целью — уговорить не применять силу против прозападной оппозиции, чтобы та могла захватить власть.

Ключевое значение в американской тактике развязывания войны имеет сочетание подкупа властвующей элиты, установления контроля над СМИ и персонального обволакивания первых лиц государства. Добиваясь контроля над общественным сознанием страны, с одной стороны, и парализуя политическую волю ее руководства, с другой стороны, американские спецслужбы организуют конфликты и манипулируют их участниками, добиваясь нужного для себя результата.

Внешне войны, развязываемые США, кажутся бессмысленным хаосом. Но они организуются и слаженно проводятся всеми заинтересованными ведомствами США в сочетании с соответствующими действиями американского крупного капитала, СМИ и разветвлённой агентурной сети — с вполне очевидными и неизменными целями: американские корпорации получают контроль над природными ресурсами и инфраструктурой поверженных стран, банки замораживают их активы, специально обученные вандалы разворовывают исторические музеи, финансовая система жёстко привязывается к доллару. Все организованные США войны многократно окупились, включая войну в Афганистане, в результате которой контролируемые американскими спецслужбами потоки наркотиков в Россию и Европу увеличились на порядок.

Важнейшее значение в американской тактике развязывания войны имеют переговоры с потенциальной жертвой, бдительность которой усыпляется безграничной демагогией относительно недопустимости применения насилия, нарушения свободы слова, принципов демократии и правового государства. Главным козырем американской переговорной тактики является банальный обман. Настолько циничный, что жертва, обременённая моральными ценностями, никак не может поверить в то, что её просто «разводят» для заклания. Классическим примером использования этой тактики можно считать организацию государственного переворота на Украине.

Пока президент Янукович не отказывался подписать соглашение об ассоциации Украины с Европейским союзом, он всячески обхаживался и нахваливался высокопоставленными чиновниками и политиками США и ЕС, которые одновременно поддерживали подконтрольную им оппозицию и «рыли яму». Как только подписание этого соглашения было даже не отменено, а всего лишь отложено, американские и европейские спецслужбы начали организацию государственного переворота. Они оказали массированную информационную, политическую и финансовую помощь Евромайдану, превратив его плацдарм для захвата власти. Антигосударственные акции, включая преступные нападения на сотрудников правоохранительных органов, захват административных зданий, сопровождавшиеся убийствами и избиениями, поддерживались, организовывались, планировались с участием американского посольства, европейских чиновников и политиков, которые не просто «вмешивались» во внутренние дела Украины, а вели агрессию против неё руками выращенных ими нацистских боевиков.

В ходе многочисленных переговоров с Януковичем и с Россией западная сторона ни разу не выполнила своих обязательств. Неизменным результатом всех переговоров являлся прямой обман со стороны чиновников и политиков США и ЕС, использовавших переговоры для дез­ориентации партнёров и выигрыша времени, необходимого для подготовки следующих операций. Так, высокопоставленные американские и европейские чиновники, усыпляя бдительность Януковича уговорами о неприменении силы, готовили нацистов к насильственному свержению легитимного президента Украины. Затем они использовали женевские переговоры об урегулировании конфликта на Донбассе для того, чтобы подконтрольная им хунта успела мобилизовать вооружённые силы против русского населения Украины. Сразу же после достижения договорённости о разоружении незаконных формирований и начале общенационального диалога вице-президент США Байден прибыл в Киев, чтобы поддержать действия хунты по проведению карательной операции украинской армии против донбасского сопротивления. Бесконечно заверяя российского президента в приверженности миру и призывая к прекращению насилия, руководства США и ЕС последовательно поддерживают усиление террора украинских военных против населения Донбасса. При этом, стоило России пойти навстречу договорённостям о деэскалации конфликта и отвести войска от украинской границы, нацистская хунта стала резко наращивать свои вооружённые силы в зоне конфликта, использовать авиацию и бронетехнику против мирного населения Донбасса.

Факты говорят о том, что американцы использовали переговоры исключительно для обмана партнёров. Выдавая себя за миротворцев и защитников прав человека, в действительности они прокладывали дорогу к насильственному захвату власти нацистам, которые затем поддержали легализацию своих боевиков на воинской службе и подтолкнули на применение армии против русского населения. При этом подконтрольные американцам и их ставленникам СМИ во всём обвиняют Россию, старательно делая из неё образ врага для Украины и пугало для Европы.

Апофеозом циничной политики США стала провокация с уничтожением малайзийского пассажирского самолёта. Это преступление понадобилось им для интернационализации конфликта и втягивания в войну ЕС после того, как стала понятна неспособность нацистской хунты подавить сопротивление в Донбассе. Попытки спровоцировать руководство России на ввод войск и вступление в войну с Украиной массовыми убийствами мирных жителей донбасских городов тоже не сработали. Тогда американские спецслужбы решили зайти с другой стороны и спровоцировать на агрессию европейские страны, обвинив в расстреле пассажирского самолёта с европейскими пассажирами пророссийских ополченцев Донбасса.

То есть США с самого начала украинского кризиса неуклонно стремятся превратить его в масштабную войну между Россией и Европой, оправдывая все преступления нацистской хунты, финансируя и вооружая её, прикрывая дипломатически и принуждая своих европейских союзников делать то же самое. Возникает вопрос, зачем они это делают?


3. Цели США в конфликте на Украине

Больше всех от американской стратегии на принудительную евроинтеграцию Украины страдает сама Украина, которая обрекается на раскол, перешедший в гражданскую войну, гуманитарную и экономическую катастрофу. Очевидно, что данная стратегия никак не соответствует национальным интересам Украины, также как и интересам подавляющего большинства её граждан.

Нельзя считать целью американской стратегии и саму евроинтеграцию Украины, если под ней понимать насаждение так называемых «европейских ценностей». Установленный американскими спецслужбами режим управления Украиной не имеет ничего общего ни с ценностями правового государства, ни с принципами демократии, ни с защитой прав человека, которые ежедневно открыто попираются нацистской хунтой, совершающей массовые убийства своих сограждан. При этом хунта отвергает все ценности «европейского выбора», за исключением, может быть, гомосексуализма. Она фактически лишила граждан всех демократических свобод: слова, собраний, выборов. Не согласные с нацистской политикой властей граждане подвергаются репрессиям, избиениям и убийствам. Судебно-правовая система стала орудием политических репрессий, а армия — инструментом террора. Выборы украинского президента стали не более чем спектаклем, участие в котором принимали только назначенные США актёры с заранее написанным сценарием.

Как хорошо видно по риторике и действиям американских политиков и должностных лиц, украинский конфликт изначально организовывался ими против России, а нацистская хунта, захватившая власть в Киеве и выступающая якобы от имени украинского государства, является не более чем орудием в руках американского руководства, а народ Украины используется в качестве «пушечного мяса» и одновременно жертвы в игре по провоцированию российской «агрессии».

Непосредственной целью этой войны является отрыв Украины от России, что в качестве важнейшей геополитической задачи Запада ставили упомянутые выше Бисмарк и Бжезинский. К обозначенной цели отрыва Украины от России США шли все два десятилетия после распада СССР, потратив на выращивание антироссийской политической элиты в Киеве, по признанию помощника госсекретаря США Нуланд, более 5 млрд долл[12].

Согласно замыслам вашингтонских стратегов, отрыв Украины от России должен быть оформлен подчинением Украины Евросоюзу через «ассоциированное членство», в рамках которого Киев отдаёт суверенные права Украины в области регулирования внешнеэкономической деятельности, проведения внешней и оборонной политики Брюсселю. Отказ Януковича подписывать Соглашение об ассоциации был воспринят США как выход украинского руководства из подчинения и как угроза возобновления естественного процесса восстановления единого экономического пространства с Россией. Для предотвращения вступления Украины в Таможенный союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном и возвращения Украины на путь европейской интеграции, собственно, и был организован государственный переворот, сразу после которого лидеры ЕС поспешили подписать с нелегитимной нацистской хунтой противоречащий украинской Конституции договор о «евроассоциации».

Однако сегодняшние действия США подтверждают: одного только перехода Украины под юрисдикцию ЕС для них недостаточно. Они хотят столкнуть Украину с Россией в военном конфликте и втянуть в этот конфликт Евросоюз. Заставляя подчинённую им нацистскую хунту вести полномасштабную войну в Донбассе, США создают в центре Европы расширяющуюся воронку хаоса, которая нацелена на втягивание в братоубийственный конфликт сначала России, а затем и близлежащих европейских стран. Делается это не только для ослабления России, но и для ухудшения положения Евросоюза.

Во-первых, обвинение России в агрессии позволяет ввести финансовые санкции с целью замораживания (списания) американских обязательств перед российскими структурами в размере нескольких сотен миллиардов долларов для облегчения запредельного долгового бремени США.

Во-вторых, замораживание российских активов в долларах и евро повлечёт неспособность их владельцев обслуживать свои обязательства перед в основном европейскими банками, что создаст последним серьёзные трудности, чреватые банкротством некоторых из них. Дестабилизация европейской банковской системы будет стимулировать отток капитала в США для поддержания долларовой пирамиды их долговых обязательств.

В-третьих, санкции против России нанесут ущерб странам ЕС на сумму около триллиона евро, что ухудшит и без того плохое состояние европейской экономики, ослабит её положение в конкурентной борьбе с США.

В-четвёртых, санкции против России облегчают вытеснение с европейского рынка российского газа с целью его замещения американским сланцевым. То же касается многомиллиардного восточноевропейского рынка тепловыделяющих элементов для атомных электростанций, который технологически ориентирован на поставки из России.

В-пятых, втягивание европейских стран в войну с Россией усилит их политическую зависимость от США, что облегчит создание «евроатлантической зоны свободной торговли».

В-шестых, ослабление России на поле «украинского конфликта» даст Соединённым Штатам возможность восстановить над ней контроль и получить стратегическое преимущество в борьбе за глобальное лидерство с Китаем.

В-седьмых, война против России даёт повод для наращивания военных расходов в интересах военно-промышленного комплекса США.

Сами США от развязываемой ими новой войны в Европе почти ничего не теряют. В отличие от европейских стран, с Россией они торгуют мало, и их рынки почти не зависят от российских поставок. Как и в предыдущих европейских войнах, они будут в чистом выигрыше.

Таким образом, натравливая нацистскую хунту на Россию, США вроде бы ничем не рискуют. Поэтому в целях провоцирования России на военные действия против Украины американские советники навязывают своим киевским ставленникам использование самого жестокого по отношению к населению оружия: фугасно-осколочных и фосфорных снарядов, кассетных авиабомб, мин. Ведь чем больше будет жертв, тем выше ожидания российского военного вмешательства для защиты мирного населения и тем выше риск новой европейской войны, нужной США для сохранения их мирового доминирования в условиях глобальных структурных изменений, обусловленных сменой технологических укладов.

Выше были проанализированы мотивы движущих сил американской стратегии по организации мировой хаотической войны в Европе. Агрессия США против Украины полностью объясняется этими мотивами. В дополнение к ним следует указать на трофеи, которые США уже получили, приведя к власти подконтрольное им правительство: присвоение государственных активов Украины, включая газотранспортную систему, месторождения полезных ископаемых, ценности искусства и культуры; захват важных для американских корпораций украинских рынков атомного топлива, самолётов, энергоносителей.

Таким образом, война на Украине для США — это ещё и бизнес. Судя по сообщениям СМИ, они уже окупили свои расходы на майданную и «оранжевую» революции. Дополнительно решена главная геополитическая задача отрыва Украины от России, превращения бывшей Малороссии во враждебное России государство с целью недопущения её участия в евразийском интеграционном процессе.

Исходя из этого анализа не вызывает сомнений долгосрочный и последовательный характер американской агрессии против России на Украине. Удивляет позиция европейских государств, которые плетутся в хвосте США, провоцируя своим бездействием перерастание конфликта в полноценную войну в центре Европы. Кто, как не они, должны понимать опасность нацизма? Лавина организованных США войн в Северной Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, на Балканах и теперь на Украине угрожает, прежде всего, Европе, за счёт разорения которой в ходе двух мировых войн прошлого столетия возникло американское экономическое чудо. Сегодня, как и в 30‑е годы Великой депрессии, американская олигархия делает ставку в решении своих экономических проблем на еврофашизм.


4. Еврофашизм как средство американской агрессии

Происходящие на Украине события направляются злым духом нацизма и фашизма, казалось бы, давно выветрившимся после Второй мировой войны. Спустя 70 лет он вновь «вышел из бутылки», пугая не только символикой и риторикой гитлеровских прихвостней, но и навязчивым «дранг нах остен». Откупорили эту бутылку с джинном войны вновь англосаксы: так же как 76 лет назад в Мюнхене они благословили Гитлера на поход на Восток, сегодня в Киеве они усердно толкают украинских нацистов на войну против России.

Главная же цель украинского конфликта носит геополитический характер — после подписания соглашения о евроассоциации Украина не может стать участником Таможенного союза с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Для достижения этой цели США и ЕС пошли на совершение агрессии против Украины, организовав вооружённый захват власти своими ставленниками. По сути, произошедшее означает насильственное подчинение Украины Евросоюзу, иными словами — еврооккупацию. И хотя в отличие от предыдущих оккупаций Украины в 1918 и в 1941 годах нынешняя еврооккупация проходит пока без вторжения иностранных войск, её принудительный характер не вызывает сомнения. Руководители ЕС, которые навязчиво твердят о законопослушности и принципах правового государства, подписали, попирая все нормы права, нелегитимное соглашение с нелегитимными представителями Украины. Нелегитимное — поскольку оно противоречит украинской конституции, которая не предусматривает передачу суверенных прав государства другой стороне[13].

Согласно украинской Конституции, чтобы подписать международное соглашение, которое ей противоречит, сначала нужно изменить Конституцию. Захватившая власть антиконституционным путем хунта это требование проигнорировала. Откуда следует, что США и ЕС организовали свержение законной власти Украины с целью лишения её политической самостоятельности. Следующим шагом руками поставленных ими у власти политических марионеток они навязали Украине ущербное для неё Соглашение об ассоциации, переводящее украинскую территорию под юрисдикцию ЕС и лишающее её правовой самостоятельности и национального суверенитета. Так же как фашисты лишили население оккупированной ими Украины всех гражданских прав, нынешняя хунта и стоящие за ней США и ЕС рассматривают противников евроинтеграции как преступников, огульно обвиняя их в сепаратизме и терроризме, бросая в тюрьмы и просто расстреливая руками нацистских боевиков.

Использование нацистов и религиозных фанатиков в интересах подрыва политической стабильности в различных регионах мира — излюбленный способ американских спецслужб, который они практикуют против России на Кавказе, в Средней Азии, а теперь уже и в Восточной Европе. Инициированная ими с поляками и еврочиновниками программа Восточного партнёрства изначально была нацелена против России с целью отрыва от неё бывших союзных республик. Этот отрыв юридически закрепляется созданием ассоциаций этих государств с ЕС, для политического обоснования которых нагнеталась русофобия и мифология о европейском выборе. Последний искусственно противопоставляется евразийской интеграции, которая ложно преподносится западными политиками и СМИ как реставрация СССР.

США считают главной угрозой осуществлению своих планов установления контроля евробюрократии над постсоветским пространством процесс евразийской интеграции, успешно развивающийся вокруг Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана. Для пресечения участия в этом процессе Украины США и ЕС вложили миллиарды долларов на создание сетей антироссийского влияния. Параллельно, опираясь на подконтрольные американским медиамагнатам СМИ, США натравливают европейских чиновников на Россию в целях изоляции бывших союзных республик от евразийского интеграционного процесса. Порожденная ими программа Восточного партнёрства стала ширмой для агрессии против России на постсоветском пространстве. Эта агрессия ведётся в форме принуждения постсоветских государств к ассоциации с ЕС, в рамках которой они передают суверенные функции торгово-экономической, внешней и оборонной политики Еврокомиссии.

Ни в одной из бывших союзных республик программа Восточного партнёрства не увенчалась бесконфликтным демократическим правовым решением. Белоруссия уже сделала свой выбор, создав с Россией Союзное государство. То же относится к Казахстану, образовавшему с Россией и Белоруссией Таможенный союз. Армения и Киргизия приняли решение о присоединении к нему. Гагаузия отказалась воспринять русофобию в качестве основы молдавской политики, проведя референдум о том же и поставив под сомнение легитимность европейского выбора Кишинёвом. Этот выбор последовательно отвергается Приднестровьем, которое считается частью Молдавии. Это не помешало европолитикам подписать с подконтрольным правительством Молдавии Соглашение об ассоциации, провоцируя тем самым окончательный раскол страны. Единственная республика, принявшая относительно легитимное решение о создании ассоциации с ЕС — Грузия — расплатилась за европейский выбор своего руководства экономической катастрофой и частью территории, населённой несогласными жить под еврооккупацией гражданами. Тот же сценарий сегодня навязывается Украине с потерей части территории, с гражданами, не приемлющими «европейский выбор» своего руководства, а также с погружением в экономическую и гуманитарную катастрофу.

Принуждение Украины к ассоциации с ЕС замешивается на русофобии как реакции уязвлённого украинского общественного сознания на решение крымчан воссоединиться с Россией. Поскольку большинство украинцев всё ещё не разделяет себя с Россией, им навязывается восприятие этого эпизода как агрессии России, аннексировавшей часть их территории. Именно об этой угрозе говорил Бжезинский, рассуждая о необходимости «финляндизации» Украины для отсечения ее от исторической России[14]. Для чего российскому общественному сознанию вменяется чувство вины за мифическое угнетение украинского народа, а последнему — чувство ненависти к России, с которой он якобы боролся за Мало- и Новороссию.

Идущая сегодня в украинских СМИ антироссийская истерия, поражающая своей оголтелой русофобией, только поверхностному наблюдателю кажется спонтанной реакцией на крымскую драму. На самом деле на наших глазах происходит формирование украинской версии еврофашизма как главного орудия разжигания мировой войны против России.

К сожалению, «история учит лишь тому, что она ничему не учит». Это беда для Европы, которая неоднократно сталкивалась с профашистской моделью власти, наподобие нынешней хунты на Украине. Это симбиоз нацистов и крупного капитала. Именно этот симбиоз породил Гитлера, которого поддержала крупная немецкая буржуазия, соблазнившись в годы Великой депрессии возможностью под прикрытием национал-социалистической риторики заработать на госзаказах и милитаризации экономики. И не только немецкая, но и американская, и европейская. С гитлеровским режимом сотрудничали корпорации практически всех европейских стран и США.

Не все европейские лидеры — участники Мюнхенского сговора понимали, что вслед за факельными шествиями появятся печи Освенцима, и десятки миллионов людей погибнут в огне мировой войны. Сейчас то же самое происходит в Киеве, только вместо «Хайль Гитлер!» кричат «Слава героям!», прославившимся сожжением беззащитных белорусских женщин и стариков в Хатыни, резнёй польских крестьян на Волыни, расстрелом евреев в Бабьем Яру. При этом украинский олигархат, включая руководителя Объединённой еврейской общины Украины, президента Европейского еврейского союза (EJU), гражданина Израиля Коломойского, финансирует антисемитов и нацистов «Правого сектора», составляющих силовую основу нынешней украинской власти. Спонсоры Майдана забыли, что в симбиозе нацистов и крупной буржуазии нацисты всегда подминают либеральных бизнесменов. Последним приходится либо самим становиться нацистами, либо покидать страну. Это уже происходит на Украине: оставшиеся там олигархи соревнуются с фюрерами «Правого сектора» в русофобской риторике, а также в присвоении собственности сбежавших в Москву своих бывших партнёров.

Европейские политики, аплодирующие маниакальным призывам киевских фюреров бороться с российской «оккупацией» до последнего москаля, явно недооценивают опасности нацистов, которые всерьёз считают себя «высшей расой», а всех остальных, включая спонсирующих их бизнесменов, — «нелюдями», по отношению к которым можно применять любые формы насилия. Поэтому в симбиозе нацистов и крупной буржуазии нацисты всегда побеждают буржуазию. Нет никаких сомнений, что если бандеровцев не остановить силой, то нацистский режим на Украине будет развиваться, расширяться, проникать всё глубже. Сомнение остаётся в отношении европейского выбора Украины, который всё больше отдаёт фашистским духом восьмидесятилетней давности.

Конечно, современный еврофашизм сильно отличается от своей немецкой, итальянской или испанской версий прошлого века. Европейские национальные государства ушли в прошлое, войдя в Евросоюз и подчинившись евробюрократии. Последняя стала ведущей политической силой Европы, легко подавляя претензии на суверенитет европейских государств. Эта сила заключается не в армии, а в монополии на эмиссию денег, массмедиа и регулирование торговли, которые осуществляются евробюрократией в интересах крупного капитала. Во всех конфликтах с национальными государствами последнего десятилетия евробюрократия неизменно выходила победителем, навязывая европейским нациям свои технические правительства и свою политику. Последняя отличается последовательным отрицанием всех национальных традиций, начиная от норм христианской морали и заканчивая венгерскими шпикачками.

Универсальные бесполые и безыдейные европолитики мало напоминают бесноватых фюреров Третьего рейха. Общим у них является лишь маниакальная уверенность в своей правоте и готовность к насильственному принуждению людей к повиновению. Хотя формы этого принуждения у современных еврофашистов стали куда более мягкими, методика остается жёсткой. Она не терпит инакомыслия и допускает применение силы вплоть до физического истребления несогласных с политикой Брюсселя. Может быть, десятки тысяч погибших в борьбе за насаждение «европейских ценностей» в Югославии, Грузии, Молдавии, а теперь уже и на Украине не столь впечатляют, как миллионы жертв немецко-фашистских захватчиков во Второй мировой войне. Но кто считал косвенные человеческие потери — от насаждения гомосексуализма и наркомании, разорения национальных производств, деградации культуры? Целые европейские нации исчезают сегодня в горниле евроинтеграции.

Фашизм в переводе с итальянского fascio означает «союз», «объединение». В современном понимании — это объединение без сохранения идентичности интегрируемых объектов: людей, социальных групп, стран. Нынешние еврофашисты стремятся уничтожить не только национальные, экономические и культурные отличия, но и индивидуальное разнообразие людей, включая половозрастную дифференциацию. При этом агрессивность, с которой еврофашисты ведут борьбу за «единую Украину», подчас напоминает паранойю гитлеровцев, озабоченных завоеванием жизненного пространства для арийского сверхчеловека. Достаточно вспомнить истерики европейских политиков на Майдане и в украинских СМИ. Они оправдывали преступления сторонников евроинтеграции и огульно обвиняли несогласных с европейским выбором Украины в полном соответствии с методикой Геббельса, которая исходила из принципа: чем чудовищнее ложь, тем больше она похожа на правду.

Главным двигателем современного еврофашизма является евробюрократия, направляемая из Вашингтона. США всячески поддерживают расширение ЕС и НАТО на Восток, рассматривая их как важнейшие составляющие своей глобальной империи. Контроль США над ЕС осуществляется через наднациональные институты, которые подмяли под себя национальные государства — члены ЕС. Лишенные суверенитета в области экономической, финансовой, внешней и оборонной политики, они подчиняются директивам Еврокомиссии, которые принимаются под жёстким давлением США.

По сути, ЕС является бюрократической империей, форматирующей своё экономическое пространство в интересах американо-европейского капитала под контролем США. Как и всякая империя, она стремится к расширению, инструментом которого является втягивание близлежащих стран в ассоциации с ЕС с передачей их суверенитета Еврокомиссии. Для принуждения этих стран к превращению в колонии ЕС используется идеология страха перед внешней угрозой, в качестве которой подконтрольные американцам СМИ рисуют образ агрессивной и враждебной России. Под этим предлогом сразу же после распада СССР ЕС и НАТО оккупировали восточноевропейские страны для покорения Югославии, организовали войну на Балканах. Следующей жертвой еврофашизма стали прибалтийские республики, принуждённые к присоединению русофобствующими нацистами. Затем еврофашизм захлестнул Грузию, где нацисты под руководством США развязали гражданскую войну. Сегодня грузинский опыт применяется еврофашистами на Украине с целью принуждения её к ассоциации с ЕС в качестве управляемой территории и плацдарма для агрессии против России.

Итак, в результате мы можем выделить следующие положения:

1. Совершающаяся сегодня на Украине катастрофа может быть определена как агрессия США и их союзников по НАТО против России. Она выходит далеко за рамки нынешнего вооружённого конфликта и будет развиваться по восходящей линии против РФ на её территории, в особенности если киевской хунте удастся подавить сопротивление Донецкой и Луганской республик. В этой связи России следует предпринять все возможные меры для поддержки оппозиционных сил на украинской территории. В противном случае РФ придётся столкнуться сначала с террористической деятельностью в Крыму и прилегающих российских областях, а впоследствии и с прямой агрессией в полном масштабе.

2. На Украине возникла современная версия еврофашизма, отличающаяся от её предшествующей ипостаси времён Второй мировой войны применением технологий «мягкой силы». При этом идеологическая составляющая бандерофашизма опирается прежде всего на русофобию и возвышение некоего «украинства», а лишь во вторую очередь на принижение других национальностей. Важнейшим элементом здесь служит и вовлечение олигархических структур с прямыми связками с США и американоевропейским капиталом.

3. Исследование, проведённое в работе, доказывает, что нацизм используется пока в качестве дополняющей, а не тотальной идеологии. Вместе с тем сохраняется определяющее свойство еврофашизма — разделение граждан на «полноценных» (придерживающихся европейского выбора) и «неполноценных» (отрицающих данный выбор), у которых не должно быть прав на своё мнение и в отношении которых всё дозволено, а также готовность применения насилия и совершения преступлений против политических оппонентов: как «точечного», так и «массового».

4. Собранные и обработанные материалы доклада также со всей очевидностью показывают, что Российская Федерация как государство и российское общество за годы, прошедшие с провозглашения Украиной независимости, уделяли крайне мало внимания внутри­украинской политической и идеологической жизни, что и привело в конечном итоге к захвату власти в Киеве неофашистской хунтой. Вследствие этого представляется остро необходимым полный и незамедлительный поворот РФ и российского общества к событиям на Украине. Среди приоритетных средств воздействия в первую очередь надо инициировать кампанию индивидуальных обращений к жителям Украины со стороны российских граждан, а также незамедлительно разворачивать телевизионное и радиовещание на украинское общество.


ЧАСТЬ II. КАК ПРЕДОТВРАТИТЬ ВОЙНУ?

Расчёт американских геополитиков на затягивание России в войну против Украины кажется точным, а действия — безошибочными. За полгода они провели блицкриг, фактически оккупировав Украину и втянув ЕС в информационно-политический и экономический конфликт с Россией. Евросоюз после подписания с Украиной соглашения об ассоциации взял на себя ответственность руководить внешнеэкономической деятельностью Украины, её внешней и оборонной политикой. Переложив на ЕС основные издержки оккупации Украины и разжигания войны с Россией, США уже окупили свои расходы за счёт присвоения украинских активов. Россия сумела спасти от оккупации американо-нацистским режимом только Крым, а Донбасс становится хронической зоной вооружённого конфликта, создавая хаос и напряжение на границе Украины и России. Последнюю, как кажется американским стратегам, они заманили в политический капкан. Применение российской армии для освобождения Донбасса гарантирует втягивание в войну против России ЕС и НАТО. Неприменение российских вооружённых сил для принуждения нацистской хунты к миру повлечёт создание разрастающейся воронки хаоса в центре Европы, которая уже интернационализируется, становясь очагом дестабилизации России. При любом сценарии США добиваются желаемых целей подрыва России и ослабления Европы.

Развёртывание региональной, а возможно — и мировой войны на выгодных США условиях кажется неизбежным. Россия представляется им обречённой на тяжёлое поражение вследствие уже состоявшейся потери Украины, во-первых, и консолидации против неё всех развитых стран мира, включая, наряду с союзниками по НАТО, Японию и Корею, во-вторых. По замыслу американских геополитиков, ослабление России должно повлечь её возвращение под американский контроль, как это было при Ельцине, и последующую дезинтеграцию, а ослабление Европы — привести к её экономическому подчинению посредством формирования трансатлантической зоны свободной торговли на американских условиях. Тем самым Вашингтон надеется укрепить своё положение и сохранить мировое господство в конкуренции с поднимающимся Китаем.

Следовательно, для прекращения военных действий на Украине и предотвращения «большой войны» в Европе достаточно создать условия понимания агрессором неизбежности неприемлемого ущерба от продолжения конфронтации.


1. Подорвать разжигающие войну силы

Чтобы остановить войну, нужно прекратить действие всех её движущих сил: американской властвующей элиты, евробюрократии и укронацистов. Первая из них является основной, две остальные — производными. Можно вести кровопролитную войну с нацистами, но если не остановить их финансирование и поддержку, то они будут вовлекать в массовые убийства всё больше граждан Украины. Можно сколько угодно объяснять еврокомиссарам ущербность их политики «Восточного партнёрства», но пока те манипулируются США посредством глобальных масс-медиа, сетей личного влияния, системы шпионажа и шантажа, никакие рациональные критерии не работают. Поэтому предотвратить войну можно только путём прекращения доминирования Соединённых Штатов в Европе и в мире. Для этого необходимо подорвать экономические, информационные, политические и идеологические основы их влияния.

При всей мощи США, их экономическое превосходство основано на финансовой пирамиде долговых обязательств, которая давно вышла за пределы устойчивости. Для её обрушения основным кредиторам США достаточно сбросить на рынок накопленные американские доллары и казначейские обязательства. Разумеется, крах финансовой системы США вследствие взрыва «долговой термоядерной бомбы» повлечёт за собой серьёзные потери всех держателей американских валюты и ценных бумаг. Но, во-первых, эти потери для России, Европы и Китая будут намного меньше, чем ущерб от развязываемой американскими геополитиками очередной мировой войны. Во-вторых, чем раньше выйти из финансовой пирамиды американских обязательств, тем меньше будут потери. В-третьих, крах долларовой финансовой пирамиды даст, наконец, возможность осуществить реформу мировой финансовой системы на началах справедливости и взаимной выгоды.

Доминирование американской олигархии в мировых и в национальных СМИ открытых для американских инвестиций стран является ключевым фактором влияния. В США создана весьма эффективная система фильтрации информации, призванная оправдывать любые действия американской власти и её союзников. При формальной свободе слова ведущие СМИ транслируют только ту точку зрения, которая отвечает интересам властвующей элиты и поддерживает её политику. При этом объективность приносится в жертву политической целесообразности. Всё, что делают США в мире, преподносится как благо. А всё, что противодействует американской внешней политике, — как зло. Рисуется заведомо искажённая картина мира, в которой совершаемые властями США преступления против целых народов выглядят как подвиги во благо этих народов, а ответственность за массовые убийства их граждан возлагается на противника. Господствующее положение американских СМИ в интерпретации всех происходящих в мире событий позволяет американским властям манипулировать общественным мнением и вершить глобальный произвол: устраивать конфликты, совершать преступления, назначать и наказывать виновных, объявлять победителей в войнах и выборах.

Информационная среда является основным полем боя в хаотической мировой войне. Реальные боевые действия происходят на последнем этапе — уже как средство неотвратимого наказания тем странам и национальным лидерам, которые посмели выйти из-под американского контроля и отважиться на самостоятельную политику. До этого мировое общественное мнение должно быть убеждено в том, что США проводят политику добра в интересах наказываемых ими народов, лидеры которых олицетворяют мировое зло, подлежащее уничтожению любой ценой. В отличие от предыдущих мировых войн, где противоборствующие державы и их коалиции вели понятную всем пропаганду, осуждая действия врагов и оправдывая свои, в ведущейся США хаотической войне нет явных врагов, поскольку ни одна страна не заинтересована в мировой войне и не пытается её провоцировать. Американская олигархия сама назначает врагов и определяет их победителей. Американские политпсихологи и СМИ создают образ врага, американские дипломаты и агенты влияния натравливают на него соседей, а военные помогают им этого врага победить. В ход при этом идут любые приёмы воздействия на сознание людей, включая голливудские постановки несуществующих событий, лживые репортажи с придуманными героями, нарочитые искажения смыслов показываемых действий.

Политика американских СМИ заключается не в объективном освещении происходящих в мире событий, а в их интерпретации нужным для США образом. Формируя общественное мнение, СМИ влияют на оценку большинством граждан как событий, так и действий политических лидеров. Тем самым они определяющим образом влияют на выборы в органы власти. В демократическом обществе таким образом достигается контроль над волеизъявлением избирателей, что позволяет манипулировать и поведением политиков. Последние должны действовать так, как подсказывают контролируемые американской олигархией СМИ. При этом чем более зрелыми являются демократические институты, тем эффективнее происходит манипуляция проводимой в той или иной стране политикой.

Наиболее наглядно фундаментальное значение информационного оружия проявляется в Европе. Американцы за последние два десятилетия организовали на этом континенте несколько региональных войн, нанеся европейцам огромный ущерб. Югославская война повлекла огромные жертвы и расходы, легализацию албанских террористических организаций и преступных сообществ, ухудшила условия евроинтеграции, спровоцировав падение только что введённого тогда евро. Гражданские войны и конфликты в Северной Африке привели к дестабилизации важного для ЕС региона и резкому наплыву беженцев, подорвав фундаментальную веру европейцев в толерантность и единый рынок труда. Наконец, украинский кризис дестабилизировал энергетический рынок Европы и поставил её перед необходимостью поддерживать разваливающуюся украинскую экономику, вовлёк в разорительные для европейского бизнеса санкции против России. Всё это не мешает политикам и чиновникам европейских стран не только поддержать развязывание этих противоречащих их интересам войн, но и принять в них непосредственное участие, а также оплатить основную часть расходов. Посредством целенаправленной политики СМИ американским политтехнологам удаётся добиться зомбирования европейского общественного сознания и тем самым подчинить своему влиянию политическое руководство европейских стран, заставить эти страны проводить самоубийственную для них политику.

Вместе с тем эффективность применения информационного оружия имеет свои пределы. Ложь, и даже чудовищная ложь, к которой прибегают контролируемые американской олигархией СМИ, не обладает всепоражающим воздействием. Оно тем меньше, чем выше уровень образования и культуры в той или иной стране и чем более развита в ней информационная среда. Правила политической конкуренции диктуют оппозиции необходимость критиковать действия власти, идущие вразрез с национальными интересами. Это даёт надежду на то, что удастся «вывести на чистую воду» европейских политиков, выполняющих роль американских агентов влияния вопреки национальным интересам своих государств.

Как говорил Александр Невский, «не в силе Бог, но в правде». Потоку лжи и фальсификации, который транслируется на весь мир подконтрольными США глобальными СМИ, необходимо противопоставить объективный информационный поток через социальные сети, региональное и национальное телевидение. Это, разумеется, потребует усилий, и немалых. Но при творческом подходе правда пробьёт себе дорогу. Выращенные американскими геополитиками укронацисты ничем не лучше гитлеровских штурмовиков. Поэтому объективная подача информации об их деятельности быстро вызовет чувство отвращения и испуга у европейского обывателя. Да и у всех народов Евразии, немало пострадавших в ходе последней мировой войны, укронацисты положительных эмоций вызвать не могут.

Наиболее эффективными усилия по предотвращению новой мировой войны могли бы быть предприняты в самих США. Если олигархии ТНК эти войны нужны для сбрасывания долгов и присвоения активов, то простые граждане от них ничего, кроме погибших и инвалидов, а также страха перед терактами не получают. Распространению негативного отношения к военным авантюрам Вашингтона могли бы помочь указанные выше меры по подрыву американской монополии на эмиссию мировой валюты, которые вскроют дефолтное состояние финансовой системы США и повлекут резкое сокращение их государственных расходов. Тогда американским политикам придётся выбирать между продолжением мировой хаотической войны и сохранением приемлемого уровня жизни населения.

Наконец, доминирование США в мировой политике основывается больше на рутинной привычке их союзников подчиняться давлению Вашингтона, чем на реальной зависимости европейских и японских политиков от американских кураторов. Как только начнёт разваливаться долларовая финансовая пирамида, американцам нечем будет платить за содержание своих военных баз и масс-медиа. Германия и Япония смогут освободиться от гнетущего ощущения оккупированных территорий и занять более самостоятельную позицию. По мере распространения правдивой информации о преступлениях укронацистов будет размываться монопольное положение американских СМИ и снижаться эффективность ведущейся ими пропаганды. В случае дальнейшего снижения уровня жизни в ЕС вследствие ухудшения отношений с Россией будет нарастать давление бизнеса и общества на европейских политиков.


2. Подтвердить неизбежность возмездия

Перечисленные выше факторы, при умелом их использовании, будут работать на ослабление политического доминирования США в мире. Но их воздействие будет недостаточным, если Россия останется в роли главной жертвы, в борьбе с которой и за ресурсы которой США будут строить коалицию своих союзников по мировой хаотической войне. Агрессора может остановить только угроза неприемлемых потерь. Так же как стремление американских геополитиков после окончания Второй мировой войны к установлению мирового господства было остановлено угрозой применения советского атомного оружия. Иначе планы Трумэна и Эйзенхауэра об атомных бомбардировках Кореи и СССР вполне могли реализоваться — с понятными последствиями для всего человечества.

Нынешняя ситуация, однако, отличается от эпохи холодной войны тем, что американская администрация не рассматривает Россию в качестве равного соперника, пытаясь вернуть нас в состояние вассальной территории, как это было в первое десятилетие после распада СССР. Убравшие Россию после развала СССР из перечня самостоятельных держав, американские геополитики рассматривают ее сегодня в качестве своей взбунтовавшейся колонии, руководство которой надо наказать, а саму страну — расчленить и усмирить навсегда как подконтрольную своей империи территорию. Они исходят из тезиса о нежизнеспособности России в условиях организуемых ими экономических санкций, явно переоценивая степень своего влияния. Эта переоценка возможностей, с одной стороны, порождает у американских геополитиков и их агентов влияния ощущение безнаказанности и вседозволенности, создавая риск глобальной катастрофы. Но, с другой стороны, она является источником их слабости при столкновении с реальным сопротивлением, к которому они морально-политически не готовы.

Так, США не смогли парировать решительные действия руководства России по отражению американо-грузинской агрессии в Южной Осетии, а также по воссоединению с Крымом под угрозой геноцида крымчан со стороны укронацистов. Столкнувшись с решительным сопротивлением Асада, Соединённые Штаты и их европейские союзники так и не смогли оккупировать Сирию. Они побеждали только там, где жертва не могла оказать реального сопротивления в силу либо деморализации и предательства властвующей элиты, как в Ираке или Югославии, либо тотального превосходства сил агрессора, как это было в Ливии.

Фактически реализуемая США доктрина мировой хаотической войны не предполагает возможности поражения американских вооружённых сил — так же, как и ведения боевых действий на территории самих США. Поэтому, перед тем как напасть на очередную жертву, они лишают её шансов на сопротивление, создавая при помощи союзников подавляющее превосходство и парализуя её информационным, экономическим и политическим оружием. В случае реальной опасности военного поражения даже в локальном конфликте или перенесения боевых действий на территорию США, американские геополитики предпочитают воздерживаться от конфронтации, как это случилось более полувека назад с Карибским кризисом. То же относится и к их союзникам — ни один европейский лидер не станет провоцировать войну, если будет понимать риск её переноса на собственную территорию.


3. Развенчать агрессора

Украинский кризис несёт большую угрозу американскому диктату из-за способности России не только к сопротивлению, но и нанесению США неприемлемого ущерба. Поэтому американская дипломатия изо всех сил пытается внушить российскому руководству страх поражения в случае военного вмешательства для подавления нацистского мятежа на Украине. Нагнетая политико-психологическое давление угрозами применения экономических санкций и международной изоляции России, США одновременно всемерно поддерживают и укрепляют нацистскую хунту, подталкивая её к дальнейшей эскалации конфликта. Тем самым они пытаются парализовать политическую волю российского руководства к решительным действиям до тех пор, пока нацистский режим не окрепнет настолько, чтобы противостоять российским вооружённым силам и обрести способность нанести России неприемлемый ущерб. Или пока США не убедят своих европейских союзников ввести свой воинский контингент для защиты украинских нацистов от сопротивления народа Украины.

Применяемая американцами тактика подавления политической воли противника до создания необходимых условий его поражения без риска для Америки основывается на идеологическом доминировании США как основного носителя и толкователя базовых ценностей современной цивилизации: прав человека, демократических свобод, правового государства, научно-технического и социального прогресса. Это идеологическое доминирование создаёт характерный для сверхсилы образ непогрешимости, на который опираются американцы для манипулирования сознанием противника.

Поэтому подрыв идеологического лидерства США является ключевым направлением борьбы против американской агрессии. Лишившись образа непогрешимого законодателя норм и образцов поведения, США потеряют способность внушать другим странам комплекс неполноценности и утверждать своё моральное право вмешиваться в их внутренние дела. Это резко снизит эффективность американской политики «мягкой силы», без которой не будут работать и методы военно-политического принуждения.

Оспорить идеологическое лидерство США в навязываемой ими системе ценностей невозможно. Попытки уличить американских политиков и чиновников в циничном обмане, мошенничестве и преступлениях против целых народов не производят должного эффекта в условиях доминирования американской олигархии в глобальных СМИ и информационных сетях. Подорвать идеологическое доминирование США можно только путём ниспровержения лежащей в его основании системы ценностей.

Система ценностей, лежащая в основе действующей в настоящее время сверхсилы, олицетворением которой является глобальное доминирование американоцентричной олигархии, исходит из постмодернистской концепции освобождения человека от Бога и установленных им нравственных ограничений. Как заметил Достоевский, если Бога нет, то всё дозволено. Абсолютизация человеческого произвола в конечном счёте выливается в право сильного, что и демонстрирует американская олигархия, которая пытается управлять по своему усмотрению всей планетой, опираясь на присвоенную ею монополию эмиссии мировой валюты. Поставить предел этому произволу можно только на основании более высокой системы ценностей, ограничивающей свободу человеческой воли. Выше воли человека и человеческого общества могут быть только объективные законы мироздания, признаваемые рациональным мышлением, а также установленные Всевышним нравственные заповеди, признаваемые религиозным сознанием. Первые устанавливаются на основе научной парадигмы устойчивого развития, вторые должны приниматься за аксиомы в системе глобального законотворчества.

Все великие религии ограничивают свободу человеческого произвола соблюдением определённой системы нравственных норм. Современная постхристианская западная цивилизация не признаёт абсолютного характера этих норм, интерпретируя их как относительные и устаревшие, которые можно нарушать, если позволяют возможности и обстоятельства. Американская олигархия располагает возможностями глобального доминирования в той мере, которую позволяют международные обстоятельства. Эти обстоятельства можно изменить, ограничив возможности США и расширив возможности их конкурентов. Это изменение достигается в рамках существующего миропорядка посредством мировой войны. Чтобы её избежать, нужно изменить сам миропорядок — ввести абсолютные ограничения на произвол как человеческой личности, так и любых человеческих общностей, включая государства и их объединения. Тем самым будет ликвидировано само основание существования сверхсилы, угрожающей безопасности человечества.


4. Перехватить идеологическое лидерство

Идеологическим основанием для нового миропорядка может стать концепция социально-консервативного синтеза, объединяющая систему ценностей мировых религий с достижениями социального государства и научной парадигмой устойчивого развития[15]. Эта концепция может быть использована в качестве позитивной программы для формирования глобальной антивоенной коалиции, которая должна предложить понятные всем принципы упорядочивания и гармонизации социально-культурных и экономических отношений в мировом масштабе.

Гармонизация международных отношений может быть достигнута только на основе фундаментальных ценностей, разделяемых всеми основными культурно-цивилизационными общностями. К числу таких ценностей относятся принцип недискриминации (равенства людей) и декларируемая всеми конфессиями любовь к ближнему без разделения человечества на «своих» и «чужих». При таком понимании эти ценности могут быть выражены в понятиях справедливости и ответственности, а также в юридических формах прав и свобод граждан. Однако для этого фундаментальная ценность человеческой личности и равенства прав всех людей вне зависимости от их вероисповедания, национальной, классовой и какой-либо ещё принадлежности должна быть признана всеми конфессиями. Основанием для этого, во всяком случае в монотеистических религиях, является понимание единства Бога и того, что каждое вероучение указывает к нему свою дорогу спасения человека, имеющую право на существование. Исходя из такого понимания, можно устранить принудительно-насильственные формы межрелигиозных и межнациональных конфликтов, перевести их в плоскость идеологически свободного выбора каждого человека. Для этого необходимо выработать правовые формы участия конфессий в общественном жизнеустройстве и разрешении социальных конфликтов. Это позволит нейтрализовать одну из самых разрушительных технологий американской стратегии ведения мировой хаотической войны — использование межконфессиональных противоречий для разжигания межрелигиозных и межнациональных вооружённых конфликтов, переходящих в гражданские и региональные войны.

Вовлечение конфессий в формирование международной политики даст нравственно-идеологическое основание для предотвращения этнонациональных конфликтов и создаст предпосылки для перевода межнациональных противоречий в конструктивное русло, их снятия посредством разнообразных инструментов государственной социальной политики. В свою очередь, вовлечение конфессий в формирование социальной политики подведёт под государственные решения нравственное основание. Это поможет обуздать дух вседозволенности и распущенности, доминирующий сегодня во властвующей элите развитых государств, восстановить понимание социальной ответственности власти перед обществом. Пошатнувшиеся сегодня ценности социального государства получат мощную идеологическую поддержку. В свою очередь, политическим партиям придётся признать значение фундаментальных нравственных ограничений, защищающих основы человеческого бытия. Всё это будет способствовать осознанию глобальной ответственности политических лидеров и ведущих наций за гармоничное развитие международных отношений и содействовать успеху антивоенной коалиции.

Возможная антикризисная программа такой коалиции рассматривается во втором разделе настоящего доклада.


5. Освободить Украину от американо-нацистской оккупации

Практическое воплощение парадигмы устойчивого развития и концепции социально-консервативного синтеза объективно затруднено интересами как скрывающейся за гегемонией США глобальной олигархии ТНК, так и агрессивных влиятельных социальных групп, основанных на отрицании фундаментальных нравственных ценностей, прежде всего — ЛГБТ-сообщества, расистских, нацистских и радикальных религиозных организаций. Причудливым образом укронацистская хунта в Киеве опирается на все эти социальные группы. Это придаёт украинскому конфликту глобальный не только политико-экономический, но и идеологический характер. Едва ли реалистично надеяться на добровольный отказ указанных социальных групп от их идентичности: так же как американской олигархии — от претензий на мировое господство. Показная тупость и нелепые комментарии спикеров Белого дома и Госдепа США, задающих тон освещения украинских событий мировым СМИ, призваны подчеркнуть неуместность каких-либо дискуссий и споров в отношении реализуемой руководством США политики, не оставляя сомнений в серьёзности намерений американской властвующей элиты по развязыванию мировой войны против России.

Театр этой войны имеет следующую конфигурацию:

— США являются страной-агрессором, провоцирующим хаотическую мировую войну с целью удержания мирового господства;

— провокация мировой войны ведётся против России, которую США пытаются представить в качестве агрессора в целях консолидации западного мира для отстаивания американских интересов;

— американские геополитики сделали ставку на выращивание русофобствующего укронацизма в продолжение германской и английской традиций ослабления России;

— США подчинили Украину посредством госпереворота и установления власти подконтрольной им нацистской хунты;

— ЕС пытается колонизировать Украину путём втягивания её в Ассоциацию под своей юрисдикцией посредством навязывания нелегитимного международного договора с нелегитимным руководством;

— европейские страны подстрекаются США и евробюрократией к участию в войне против России вопреки их национальным интересам.

В такой системе координат становится очевидным историческое значение нынешней гражданской войны на Украине и причины безумного ожесточения киевской хунты в стремлении одержать победу любой ценой, вплоть до физического истребления населения Донбасса. Если народному ополчению удастся защититься от нацистской хунты и освободить от неё Украину, это будет означать смертельное поражение воплощённой в американской агрессии сверхсилы, которая утратит свой магический образ. Историческим аналогом донбасского сопротивления является защита Сталинграда, после которой обмякла сверхсила немецко-европейского фашизма и стало возможным создание антигитлеровской коалиции.

Народное ополчение Донбасса, оказывая сопротивление украинским нацистам, защищает Россию от американской агрессии, а также весь мир — от четвёртой мировой войны. Укронацисты не могут двинуться на Крым и развязать войну с Россией, пока они связаны карательной операцией на Донбассе. Не захватив Донбасс, они не смогут удержать власть и на Украине, которая обречена на катастрофу разрывом экономических связей с Россией, в ходе которой нацистский психоз быстро развеется и население страны вновь станет восприимчивым к объективной информации. Это разрушит социально-психологическую основу нацистского режима, который может существовать только в условиях победоносной войны против России за счёт неограниченной помощи США и ЕС. Следовательно, чтобы остановить мировую войну, необходимо эту помощь ограничить, исключив военную составляющую.

Однако США, раздувая украинский кризис в войну против России, вынуждены идти ва-банк. Они не могут допустить поражения без утраты образа сверхсилы, контролирующей весь мир. Если рухнет созданный ими нацистский режим и станут широко известными его преступления против мирного населения, то пошатнётся непогрешимый образ США в Европе. Доказательство Россией своей правоты в этом конфликте вызовет во многих европейских странах кризис доверия к нынешней политической элите, что вместе с ростом антиамериканских настроений подорвёт доминирование США в ЕС и ограничит его в НАТО. Войны удастся избежать, и станет возможным построение предлагавшегося президентом России единого пространства экономического сотрудничества от Лиссабона до Владивостока.

Для стратегов американской олигархии такой ход событий неприемлем. Они не смогут заменить войну в Европе против России чем-то подобным по своему глобальному эффекту. Ни война на Ближнем Востоке, ни японо-китайский конфликт за острова, ни даже война в Средней Азии не смогут вызвать такого напряжения и такой консолидации союзников по НАТО, как война на Украине против России. Поэтому американская агрессия на Украине будет нарастать. Усилится давление на нацистскую хунту с целью ещё большей эскалации военных действий на Донбассе. Киевских руководителей будут принуждать к войне до последнего украинца, не считаясь с массовыми убийствами мирного населения. От них будут требовать всё более масштабных вооружённых провокаций против России с целью вызвать ответные действия российской армии.

Военное вмешательство России могло бы переломить ситуацию и остановить агрессию нацистской хунты. Но его результатом одновременно станет втягивание в украинский конфликт ЕС, который, по соглашению об ассоциации, взял на себя обязательство руководить Украиной при разрешении региональных конфликтов. Это повлечёт за собой дальнейшую интернационализацию конфликта и станет ещё одним шагом к развязыванию мировой войны. По всей видимости, недавняя провокация по уничтожению малайзийского «Боинга», осуществлённая американскими спецслужбами, направлена именно на это.

Действия России не должны вписываться в американский сценарий развязывания мировой войны. Напротив, нужно этот сценарий сорвать. В частности, нельзя допустить интернационализации украинского кризиса. Для этого необходимо блокировать намерения США по втягиванию в конфликт европейских стран и оказанию нацистской хунте военной помощи. Попытки таковой должны рассматриваться как вступление в войну против России со всеми вытекающими из этого последствиями. Чтобы это противодействие было эффективным, необходимо как можно быстрее публично и открыто заявить позицию России в отношении неприемлемости введения каких-либо иностранных воинских контингентов и поставок военной техники на территорию Украины. Властвующая элита и широкая общественность США и европейских стран должны понимать, что в случае оказания прямой помощи украинским нацистам в гражданской войне с народным ополчением их ждёт неприемлемый ущерб.

Подводя итоги вышеизложенного, следует подчеркнуть: чтобы предотвратить переход украинского кризиса в войну против России, необходимо, во-первых, исключить возможность поражения народного ополчения и «зачистки» Донбасса нацистами. Во-вторых, развернуть широкую информационную, общественную и дипломатическую работу по разъяснению сути происходящей на Украине катастрофы как следствия организованного США госпереворота с приходом к власти нацистов. В-третьих, заявить жёсткую позицию о неприемлемости американо-европейской поддержки карательных операций укронацистов, что будет рассматриваться Россией как объявление войны. В-четвёртых, создать широкую международную коалицию стран против американской политики развязывания мировой войны, предложив в качестве идеологической основы объединения концепцию социально-консервативного синтеза. В-пятых, добиться освобождения Украины от установленного США нацистского режима силами самого народа Украины. Для этого нужна широкая работа по разъяснению истинных целей проамериканской нацистской хунты, которая использует украинских граждан в качестве пушечного мяса для разжигания мировой войны против России.

Вполне возможно, что весь комплекс этих действий окажется недостаточным для предотвращения американской агрессии. Поэтому параллельно нужно принимать меры по укреплению системы национальной и международной безопасности, которые бы исключили поражение России или дестабилизацию её внутреннего состояния.


ЧАСТЬ III. КАК ПОБЕДИТЬ В ВОЙНЕ?

Даже если России удастся собственными усилиями при поддержке антивоенной коалиции предотвратить интернационализацию украинского конфликта и не допустить развязывания войны против России в Европе, риски её возникновения будут сохраняться до тех пор, пока руководство США не откажется от своих претензий на глобальное доминирование. Наряду с украинским очагом разжигания мировой хаотической войны США продолжают поддерживать вооружённые конфликты в Сирии и Ираке, дестабилизировать ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке, готовить вторжение талибов и исламских боевиков в Среднюю Азию, проектировать «цветные революции» в России и других странах евразийской интеграции, а также организовывать государственные перевороты в вышедших из-под контроля Вашингтона странах Латинской Америки. К мировой войне США подталкивают объективные закономерности глобальной экономической и политической динамики. Их понимание позволяет прогнозировать военно-политическую активность на ближайшее десятилетие.


1. Прогноз циклического обострения военной угрозы

Анализ длинных циклов экономической и политической динамики показывает, что наиболее вероятный период крупных региональных военных конфликтов с участием США и их сателлитов против России — 2015-2018 гг.

Это период выхода нового технологического уклада из фазы родов в фазу роста, когда завершается становление его технологической траектории и начинается модернизация экономики на его основе. Именно в этот период технологические сдвиги влекут изменения в структуре международных отношений. Страны, ранее других вставшие на волну роста нового технологического уклада, обретают конкурентные преимущества на мировом рынке и начинают теснить прежних лидеров, которым приходится прилагать большие усилия для выхода из кризиса перенакопления капитала в устаревших производственно-технологических структурах. Разворачивается охарактеризованная выше борьба между новыми и старыми лидерами технико-экономического развития за доминирование на мировом рынке, которая приводит к росту международной напряжённости и провоцирует военно-политические конфликты, которые до сих пор приводили к мировым войнам. Именно такой период начинается в настоящее время, который продлится до 2020-2022 годов, когда окончательно сформируется структура нового технологического уклада и мировая экономика войдёт в фазу устойчивого роста на его основе[16] (рис.1).

Рисунок 1

Следует отметить, что украинский кризис начался раньше прогнозной оценки. Если бы Янукович подписал в ноябре соглашение об ассоциации с ЕС, то всё произошло бы на полтора года позже, в момент проведения очередных президентских выборов. К тому времени заработали бы предусмотренные этим соглашением механизмы управления экономической, внешней и оборонной политикой Украины со стороны ЕС. Были бы уже созданы и развёрнуты на границах с Россией только формируемые сейчас украинско-польско-литовские батальоны. Прошла бы отработка процедур совместных действий европейских и украинских вооружённых сил в урегулировании региональных конфликтов. Хотя в соглашении предусмотрено обязательство Украины действовать в этих конфликтах под руководством ЕС, а также следовать его внешней и оборонной политике, очевидно, что реальной организацией военных действий будет заниматься НАТО под руководством Вашингтона.

Нет сомнений, что в момент президентских выборов весной 2015 года были бы применены те же технологии замены Януковича ставленником США, что и в ходе государственного переворота прошлой зимой. Только смену власти провели бы относительно легитимным путем, что исключало вмешательство России в украинские дела, не говоря уже о воссоединении с Крымом. Сформированные американцами из своей агентуры правительство и силовые структуры в Киеве взяли бы курс на присоединение Украины к НАТО и на вытеснение Черноморского флота России из Крыма. России противостояли бы не нацистские бандформирования, а вполне легитимные украинско-европейские воинские контингенты, опирающиеся на всю военную мощь НАТО. Направляемое США легитимное украинское правительство разорвало бы кооперацию с Россией в оборонной промышленности, начало бы не менее оголтелую, чем сейчас, антироссийскую кампанию в СМИ и принудительную украинизацию юго-востока Украины. Россия оказалась бы в гораздо худшем положении, чем сейчас: после воссоединения с Крымом и установления нацистского режима в Киеве, нелегитимность и преступные действия которого обрекают Украину на катастрофу и развал.

Конечно, охватившая Украину социально-экономическая катастрофа и нарастание хаоса на этой территории не отвечают интересам России, для которой Украина была и остаётся неотъемлемой частью Русского мира, связанной с РФ технологически, экономически и духовно. Катастрофического сценария можно было бы избежать, если бы Янукович не пошел на поводу у американских и европейских эмиссаров, защитил государство от нацистского мятежа и не допустил государственного переворота. Однако для США это было бы равносильно поражению в длительной антироссийской кампании, которую они вели на Украине на протяжении всего постсоветского периода. Поэтому было сделано всё возможное и невозможное с привлечением гигантских политических, информационных и финансовых ресурсов для организации госпереворота в Киеве с передачей власти над Украиной проамериканской агентуре влияния. Да, за эту авантюру — если Россия проведёт грамотную и решительную защиту себя и мира от американской политики развязывания мировой хаотической войны, — США рискуют заплатить своим идеологическим и политическим лидерством. Но, видимо, «Париж стоит мессы» — американская политика в погоне за максимальной геостратегической «прибылью» перестала учитывать сопутствующие риски.

С 2017 г. в США начнётся новый избирательный цикл, который, по всей видимости, будет замешан на русофобии как идейной основе грядущей мировой войны. К тому времени кризисное состояние американской финансовой системы может проявиться в сокращении бюджетных расходов, обесценивании доллара и в ощутимом ухудшении уровня жизни населения. Внешняя агрессия США может захлебнуться на Ближнем и Среднем Востоке, провалиться в Афганистане и в Ираке. Давление внутренних проблем и кризисов во внешней политике, с одной стороны, будет провоцировать рост агрессивности американского руководства, а с другой стороны — ослаблять его положение. Но в случае интеллектуальной, экономической и военной мобилизации у России есть шансы не проиграть в конфликтах 2015-2018 гг., так как США и их сателлиты ещё не будут готовы к открытой агрессии.

Самый опасный период для России наступит в начале 2020-х гг., когда начнётся технологическое перевооружение развитых стран и Китая, а США и другие западные страны выйдут из депрессии 2008–2018 гг. и совершат новый технологический скачок. Именно в период 2021–2025 гг. Россия снова может резко отстать в технологическом и экономическом отношении, что обесценит её оборонный потенциал и резко усилит внутренние социальные и межэтнические конфликты, как это произошло с СССР в конце 1980-х гг. Американские аналитики из ЦРУ и других ведомств прямо делают ставку на развал России изнутри после 2020 г. из-за внутренних социальных и межэтнических конфликтов, инициируемых извне с использованием проблем социального и регионального неравенства, а также снижения уровня жизни населения нашей страны. В этих целях США последовательно взращивают среди российской политической, деловой и интеллектуальной элиты свою «пятую колонну», выделяя на эти цели, по некоторым оценкам, до 10 млрд долл. в год[17]. О том же свидетельствует недавнее назначение новым послом США в России самого известного организатора «цветных революций» и госпереворотов на постсоветском пространстве Джона Теффта.

Чтобы избежать реализации самого негативного для России сценария, ведущего к распаду страны, необходима системная внутренняя и внешняя политика укрепления национальной безопасности, обеспечения экономической самостоятельности, повышения международной конкурентоспособности и опережающего развития национальной экономики, мобилизации общества и модернизации ОПК. К 2017 г., когда новый технологический уклад перейдёт в фазу роста, а борьба за мировое лидерство достигнет максимального накала, российская армия должна иметь современное и эффективное вооружение, российское общество — быть сплочённым и уверенным в своих силах, российская интеллектуальная элита — владеть новыми технологиями, российская экономика — находиться на волне роста нового технологического уклада, а российская политика и дипломатия — организовать широкую антивоенную коалицию стран, не заинтересованных в развязывании новой мировой войны и способных согласованными действиями прекратить американскую агрессию. Такая коалиция нужна не только для предотвращения войны, но и для победы в ней, если война окажется неизбежной.


2. Антивоенная международная коалиция

Антивоенная международная коалиция могла бы включать:

— европейские страны, которые втягиваются в войну против России вопреки их национальным интересам;

— страны БРИКС, экономический подъём которых может быть торпедирован организованной США глобальной дестабилизацией;

— Корею, страны Индокитая, которые не заинтересованы в ухудшении отношений с Россией;

— страны Ближнего и Среднего Востока, для которых мировая война будет означать эскалацию собственных региональных конфликтов;

— латиноамериканские страны Боливарианского альянса, для которых раскручивание новой мировой войны означает прямое вторжение США;

— развивающиеся страны «Группы 77», наследницы Движения неприсоединившихся стран, традиционно выступающие против войн, за справедливый миропорядок.

В качестве побудительной причины создания такой коалиции следует выдвинуть общие для всех её участников угрозы разворачивания США глобальной хаотической войны. Важным условием успешного создания такой коалиции, как уже отмечалось выше, является лишение США монополии на идеологическое доминирование путём последовательного разоблачения античеловеческих последствий их интервенций, совершаемых их военнослужащими массовых убийств мирных граждан, разрушительных результатов правления американских ставленников в различных странах. Необходимо разрушить образ американской непогрешимости, вскрывать цинизм и обман со стороны американских руководителей, катастрофические последствия проводимой ими политики двойных стандартов, некомпетентность и невежество американских чиновников и политиков.

Влиятельными союзниками в создании антивоенной коалиции могли бы стать религиозные организации, выступающие против насаждения культа вседозволенности и разврата, подрыва семейных и других общечеловеческих ценностей. Они помогли бы участникам коалиции выработать и предложить миру новую объединяющую идеологию, исходящую из восстановления незыблемых моральных ограничений человеческого произвола. Конструктивную роль могли бы сыграть международные гуманитарные и антифашистские организации. Союзником могло бы стать мировое научное и экспертное сообщество, выступающее с позиций устойчивого развития и генерирующее объединяющие человечество проекты развития.

Действия антивоенной коалиции должны быть направлены не только на разоблачение и разрушение политического доминирования США, но и, прежде всего, — на подрыв американской военно-политической мощи, основанной на эмиссии доллара как мировой валюты. В случае продолжения агрессивных действий США по разжиганию мировой войны они должны включать отказ от использования доллара во взаимной торговле и от долларовых инструментов для размещения своих золотовалютных активов.

Антивоенная коалиция должна выработать позитивную программу устройства мировой финансово-экономической архитектуры на принципах взаимной выгоды, справедливости и уважения национального суверенитета. Выше уже говорилось о необходимых для этого мерах по финансовой стабилизации, повышению эффективности регулирования финансового рынка, банковских, финансовых и инвестиционных институтов, стимулированию роста нового технологического уклада и прогрессивных структурных изменений, формированию соответствующих новых институтов. Они должны устранить фундаментальные причины глобального кризиса, в числе которых наибольшее значение имеют следующие:

— бесконтрольность эмиссии мировых резервных валют, приводящая к злоупотреблениям эмитентов монопольным положением в собственных интересах ценой нарастания диспропорций и разрушительных тенденций в глобальной финансово-экономической системе;

— неспособность действующих механизмов регулирования операций банковских и финансовых институтов обеспечить защиту от чрезмерных рисков и появления финансовых пузырей;

— исчерпание пределов роста доминирующего технологического уклада и недостаточность условий для становления нового, включая нехватку инвестиций для широкого внедрения кластеров составляющих его базисных технологий.


3. Антикризисная программа антивоенной коалиции

Антивоенная коалиция должна выступить с позитивной программой мер по выходу из глобального кризиса путём устранения его причин и создания стабильных условий для функционирования мирового финансового рынка и международного валютно-финансового обмена на взаимовыгодной основе, развития международной производственной кооперации, мировой торговли товарами и технологиями. Эти условия должны позволить национальным денежным властям организовать кредитование развития производств нового технологического уклада и модернизации экономики на его основе, стимулирование инновационной и деловой активности в перспективных направлениях экономического роста. Для этого страны-эмитенты мировых резервных валют должны гарантировать их устойчивость путём соблюдения определённых ограничений по величине государственного долга и дефицита платёжного и торгового балансов. Кроме того, им следует соблюдать установленные соответствующим образом требования по прозрачности используемых ими механизмов обеспечения эмиссии своих валют, предоставлению возможности их беспрепятственного обмена на все торгуемые на их территории активы.

Важным требованием к эмитентам мировых резервных валют должно стать соблюдение правил добросовестной конкуренции и недискриминационного доступа на свои финансовые рынки. При этом остальным странам, соблюдающим аналогичные ограничения, необходимо предоставить возможности применения своих национальных валют в качестве инструмента внешнеторгового и валютно-финансового обмена, в том числе их использования в качестве резервных другими странами-партнёрами. Целесообразно ввести классификацию национальных валют, претендующих на роль мировых или региональных резервных валют, по категориям в зависимости от соблюдения их эмитентами определённых требований.

Одновременно с введением требований к эмитентам мировых резервных валют необходимо ужесточение контроля за движением капитала в целях предотвращения спекулятивных атак, дестабилизирующих мировую и национальные валютно-финансовые системы. Для этого странам коалиции необходимо ввести запрет на транзакции своих резидентов с офшорными зонами, а также не допускать к схемам рефинансирования банки и корпорации, учреждённые с участием резидентов офшоров. Целесообразно также ввести ограничения на использование в международных расчётах валют, эмитенты которых не соблюдают установленных требований.

Для определения требований к эмитентам мировых резервных валют и мониторинга их соблюдения необходимо провести глубокое реформирование международных финансовых институтов с целью обеспечения справедливого представительства стран-участниц по объективному критерию, учитывающему относительный вес каждой из них в мировом производстве, торговле, финансах, природном потенциале и населении. По тому же критерию может быть сформирована корзина валют под выпуск новой SDR, по отношению к которой могут определяться курсы всех национальных валют, включая мировые резервные. На начальном этапе в эту корзину могут войти валюты тех стран коалиции, которые согласятся взять на себя обязательства по соблюдению установленных требований.

Осуществление столь масштабных реформ требует соответствующего правового и институционального обеспечения. Это может быть сделано путём придания решениям коалиции статуса международных обязательств заинтересованных в их реализации стран, а также с опорой на институты ООН и уполномоченные международные организации.

Для стимулирования глобального распространения социально значимых достижений нового технологического уклада необходимо развернуть международную систему глобального стратегического социально-экономического планирования, включающую в себя разработку долгосрочных прогнозов научно-технического прогресса, определение перспектив развития экономики мира, региональных объединений и крупных стран, выявление возможностей преодоления существующих диспропорций, включая разрывы в уровне развития передовых и слаборазвитых стран, а также выбор приоритетных направлений развития и индикативных планов деятельности международных организаций.

США и страны G7, скорее всего, отвергнут такие предложения по реформированию мировой валютно-финансовой системы без обсуждения, поскольку монопольное право бесконтрольной эмиссии мировых валют является условием sine qua non их глобального доминирования. Нынешний режим обмена результатами экономической деятельности между развивающимися и развитыми странами вполне устраивает последние. Получая огромную выгоду от эмиссии мировых валют, ведущие западные страны сдерживают доступ к собственным рынкам активов, технологий и труда, вводя всё новые ограничения.

Как показывает проводимая США политика, реформе мировой финансовой системы на началах справедливости, взаимной выгоды и уважения суверенитета они предпочитают разжигание мировой хаотической войны для защиты своего доминирующего положения. Поэтому, чтобы стать действенной и эффективной, антивоенная коалиция должна обладать достаточной обороноспособностью для отражения американской агрессии и попыток военно-политической дестабилизации в любой точке планеты. Для этого необходимо расширить формат Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), привлечь к сотрудничеству Китай, Вьетнам, Сирию, Кубу, Узбекистан, Туркмению, Азербайджан, создать механизмы партнёрства во имя мира с Индией, Ираном, Венесуэлой, Бразилией, а также другими странами, которым угрожает американская агрессия.

Имея сравнимую с НАТО военно-политическую и экономическую мощь, антивоенная коалиция могла бы победить в навязываемом США противостоянии и, вне зависимости от их желания, приступить к реформе мировой финансово-валютной системы в интересах устойчивого экономического развития как мировой, так и всех национальных экономик. В случае отказа стран G7 «подвинуться» в органах управления международных финансовых организаций, антивоенная коалиция должна обладать достаточной синергией, чтобы создать альтернативные глобальные регуляторы.

Инициировать создание такой коалиции можно на основе БРИКС, начав с решения вопросов обеспечения их экономической безопасности, включая:

— создание универсальной платёжной системы для стран БРИКС и выпуск общей платёжной карточки БРИКС, объединяющей китайскую UnionPay, бразильскую ELO, индийскую RuPay, а также российские платёжные системы;

— cоздание независимой от США и ЕС системы обмена межбанковской информацией, аналогичной SWIFT;

— переход на использование своих рейтинговых агентств.

Антивоенная коалиция должна выдвинуть мирную альтернативу гонке вооружений в стимулировании развития нового технологического уклада. Эта альтернатива должна строиться на широкой международной кооперации в решении глобальных проблем, которые требуют концентрации ресурсов в проведении прорывных научно-технических разработок. К примеру, проблема защиты Земли от космических угроз не имеет в настоящее время технического решения[18]. Чтобы его получить, нужны научно-технические прорывы на основе интеграции интеллектуальных потенциалов ведущих стран мира и совместного крупномасштабного финансирования соответствующих международных программ научно-технического развития.

Парадигма устойчивого развития вместо конфронтации и конкуренции делает ставку на кооперацию и сотрудничество как механизмы концентрации ресурсов в перспективных направлениях НТП. Как научно-организационная основа механизма управления становлением нового технологического уклада, она заметно превосходит гонку вооружений. Тем более что основными потребителями продукции последнего являются здравоохранение, образование и культура, развитие которых слабо стимулируется военными расходами. В то же время на эти отрасли непроизводственной сферы, вместе с наукой, в близкой перспективе будет приходиться до половины ВВП развитых стран. Отсюда следует необходимость переноса тяжести государственного стимулирования НТП с обороны на гуманитарные, прежде всего — на медико-биологические исследования. Поскольку государство обеспечивает свыше половины расходов на здравоохранение, образование и науку, такой перенос способствовал бы усилению планомерного начала в управлении социально-экономическим развитием.

Лидирующую роль в создании антивоенной коалиции придётся брать на себя России, поскольку именно она находится в наиболее уязвимом положении и без создания такой коалиции не сможет победить в развязываемой против нее войне. Если Россия не создаст такую коалицию, то формируемая США антироссийская коалиция может поглотить или нейтрализовать потенциальных российских союзников. Так, провоцируемая американцами война в Европе против России может оказаться выгодной Китаю. Следуя китайской мудрости об умной обезьяне, дожидающейся на дереве завершения схватки двух тигров, чтобы присвоить затем добычу, они могут выбрать стратегию невмешательства. Взаимное ослабление США, ЕС и России облегчает Китаю достижение глобального лидерства. Бразилия может поддаться давлению США, Индия — замкнуться в решении своих внутренних проблем.

Россия обладает не меньшим, чем США, историческим опытом лидерства в мировой политике, необходимым для этого духовным авторитетом и достаточной военно-технической мощью. Но чтобы претендовать на лидерство, российскому общественному сознанию необходимо избавиться от комплекса неполноценности, привитому прозападными СМИ в период горбачёвской перестройки и американского доминирования при ельцинском режиме. Нужно восстановить историческую гордость русского народа за многовековое упорное создание цивилизации, объединившей множество наций и культур и не раз спасавшей Европу и человечество от самоистребления. Вернуть понимание исторической преемственности роли Русского мира в созидании общечеловеческой культуры, начиная от Киевской Руси, ставшей духовной преемницей Византийской империи, до современной Российской Федерации, являющейся преемницей СССР и Российской империи. В этом контексте следует преподносить евразийский интеграционный процесс как глобальный проект восстановления общего пространства развития веками живших вместе, сотрудничавших и обогащавших друг друга народов от Лиссабона до Владивостока и от Петербурга до Коломбо.

Необходима также внутренняя гармонизация российского общественного сознания, исключающая его срыв как в нацизм, так и в космополитизм. Прежде всего, речь идёт о внедрении в российское общественное сознание укрепляющих Россию ценностных установок — таких, например, как «любой национализм: русский, украинский, чеченский, татарский, еврейский… — есть предварительная форма нацизма», «там, где должностные лица справляются со своими обязанностями, ни у кого: ни у граждан, ни у народов, — не возникает причин для протестов», «во всяком причинённом нам вреде прежде всего виноваты мы сами — тем, что оказались слабы и уязвимы» и тому подобное. Кроме гармонизации межнациональных отношений такие установки позволят разрушить деятельность в России местных агентов иностранного влияния, которые преуспели в передёргивании смыслов и подмене понятий.

Наша страна не сможет организовать отпор американской агрессии, если не восстановит свой потенциал, необходимый и достаточный для самостоятельного развития. Несмотря на чудовищные разрушения научно-производственного потенциала и деградацию промышленности, все условия для такого восстановления: интеллектуальные, природные и экономические, — у России есть. Но их полноценное использование невозможно в рамках проводимой сегодня проамериканской политики, провоцирующей вывоз капитала и офшоризацию экономики, ограничивающей внутренний кредит предоставлением займов США и их союзникам по НАТО посредством размещения валютных резервов в их облигациях.


4. Обеспечение экономической безопасности России

Опыт кризиса 2008 года выявил высокую степень зависимости, а следовательно — и уязвимости российской экономики от ситуации на мировом финансовом рынке, регулирование которого осуществляется дискриминационными для нашей страны способами, включая занижение кредитных рейтингов, предъявление неравномерных требований по открытости внутреннего рынка и соблюдению финансовых ограничений, навязывание механизмов неэквивалентного внешнеэкономического обмена, в которых Россия ежегодно теряет около 100 млрд долл. В том числе, около 60 млрд долл. уходит из страны в форме сальдо по доходам от иностранных кредитов и инвестиций и около 50 млрд долл. составляет нелегальная утечка капитала. Накопленный объём последней достиг 0,5 трлн долл., что в сумме с прямыми иностранными инвестициями российских резидентов составляет около 1 трлн долл. вывезенного капитала. Потери доходов бюджетной системы вследствие утечки капитала составили в 2012 г. 839 млрд руб. (1,3% ВВП). Общий объём потерь бюджетной системы вследствие офшоризации экономики, утечки капитала и других операций по уклонению от налогов оценивается в 2012 г. в 5 трлн руб.

Особую угрозу национальной безопасности в условиях нарастающей глобальной нестабильности создаёт сложившаяся ситуация с регистрацией прав собственности на большую часть крупных российских негосударственных корпораций и их активов (до 80%) в офшорных зонах, где осуществляется основная часть операций с их оборотом. На них же приходится около 85% накопленных прямых инвестиций: как иностранных в Россию, так и зарубежных из России. Нарастающая эмиссия необеспеченных мировых валют создаёт благоприятные условия для поглощения переведённых в офшорную юрисдикцию российских активов иностранным капиталом, что угрожает экономическому суверенитету страны.

Нарастание указанных выше угроз сверх критических параметров требует в кратчайшие сроки реализовать следующий комплекс мер по обеспечению экономической безопасности России в условиях нарастающей глобальной нестабильности. В целях деофшоризации и прекращения незаконного вывоза капитала необходимо:

— законодательно ввести понятие «национальная компания», удовлетворяющее требованиям: регистрации, налогового резидентства и ведения основной деятельности в России, принадлежности контрольного пакета российским резидентам, не имеющим аффилированности с иностранными лицами и юрисдикциями. Только национальным компаниям и российским гражданам-резидентам следует предоставлять доступ к недрам и другим природным ресурсам, госзаказам, госпрограммам, госсубсидиям, кредитам, концессиям, к собственности и управлению недвижимостью, к жилищному и инфраструктурному строительству, к операциям со сбережениями населения, а также к другим стратегически важным для государства и чувствительным для общества видам деятельности;

— обязать конечных владельцев акций российских системообразующих предприятий зарегистрировать свои права собственности на них в российских регистраторах, выйдя из офшорной тени;

— заключить соглашения об обмене налоговой информацией с офшорами, денонсировать имеющиеся с ними соглашения об избежании двойного налогообложения, включая Кипр и Люксембург, являющиеся транзитными офшорами. Определить единый перечень офшоров, в том числе находящихся внутри оншоров;

— законодательно запретить перевод активов в офшорные юрисдикции, с которыми не заключены соглашения об обмене налоговой информацией по модели транспарентности, выработанной ОЭСР;

— ввести в отношении офшорных компаний, принадлежащих российским резидентам, требования по соблюдению российского законодательства по предоставлению информации об участниках компании (акционеры, вкладчики, выгодоприобретатели), а также по раскрытию налоговой информации для целей налогообложения в России всех доходов, получаемых от российских источников под угрозой установления 30%-ного налога на все операции с «не сотрудничающими» оффшорами;

— сформировать «чёрный список» зарубежных банков, участвующих в сомнительных финансовых схемах с российскими компаниями и банками, отнеся операции с ними к разряду сомнительных;

— ввести разрешительный порядок офшорных операций для российских компаний с государственным участием;

— принять комплекс мер, снижающих налоговые потери от несанкционированного вывоза капитала, включая:

1) возмещение НДС экспортёрам только после поступления экспортной выручки;

2) взимание авансовых платежей по НДС уполномоченными банками при перечислении поставщикам-нерезидентам импортных авансов;

3) введение штрафов за просроченную дебиторскую задолженность по импортным контрактам, непоступление экспортной выручки, а также по другим видам незаконного вывоза капитала в размере его величины;

— прекратить включение во внереализационные расходы (уменьшающие налогооблагаемую прибыль) безнадёжных долгов нерезидентов российским предприятиям. Предъявление исков к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов;

— ужесточить административную и уголовную ответственность за незаконный вывоз капитала с территории государств - членов Таможенного союза, в том числе в форме притворных внешнеторговых и кредитных операций, уплаты завышенных процентов по иностранным кредитам;

— ввести налоги на спекулятивные финансовые операции и чистый вывоз капитала.

В условиях разворачивания глобальной хаотической войны, которая обещает быть длительной, также должны быть предприняты срочные меры по снижению внешней зависимости и уязвимости российской экономики от экономических санкций со стороны США и их союзников:

— вывод валютных резервов и сбережений госкорпораций из активов в долларах в золото и валюты дружественных стран;

— переход на расчёты в рублях за экспорт углеводородов, металлов, леса и военной техники, а также за импорт потребительских товаров;

— переход на национальные валюты во взаимной торговле в ЕАЭС, СНГ, БРИКС, ШОС;

— прекращение заимствований контролируемыми государством корпорациями финансовых средств за рубежом, постепенное замещение их инвалютных займов рублёвыми кредитами государственных коммерческих банков за счёт их целевого рефинансирования со стороны Центробанка РФ;

— ограничение предоставления гарантий по вкладам граждан в рамках системы страхования вкладов только рублёвыми вкладами с одновременным повышением нормативов обязательных резервов по вкладам в иностранной валюте;

— кардинальное повышение эффективности валютного контроля, введение заблаговременного предварительного уведомления об операциях по вывозу капитала, установление ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков;

— прекращение дискриминации отечественных заёмщиков и эмитентов перед иностранными (при расчёте показателей ликвидности, достаточности капитала и др. ЦБ не должен считать обязательства нерезидентов и иностранных государств более надёжными и ликвидными, чем аналогичные обязательства резидентов и российского государства);

— введение отечественных стандартов деятельности рейтинговых агентств и использование оценок исключительно российских рейтинговых агентств в государственном регулировании;

— введение ограничений на объёмы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, а также на вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги, включая государственные облигации США и других иностранных государств с высоким дефицитом бюджета или государственного долга;

— обязательное первичное размещение российских эмитентов на отечественных торговых площадках;

— расширение и углубление евразийской экономической интеграции.

Необходимо активизировать работу по вовлечению в евразийский интеграционный процесс наших традиционных партнёров, ускорить подписание Соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом, начать соответствующие переговоры с Индией, Сирией, Венесуэлой, Кубой и другими странами объединения «Боливарианский альянс».

Чтобы стать центром евразийской экономической интеграции и лидером антивоенной коалиции в условиях конфронтации с США, Россия должна добиться социальной стабильности и достойного качества жизни населения, высокого научно-технического, интеллектуального и культурного уровня общества, что невозможно без модернизации и опережающего развития экономики.


5. Стратегия опережающего развития экономики

Мировые кризисы возникают при смене длинных волн экономической конъюнктуры и заканчиваются «штормом инноваций», прокладывающих дорогу становлению нового технологического уклада. По мере перетекания остающегося после коллапса финансовых пузырей капитала в производства следующего цикла будет формироваться новая длинная волна подъёма экономической конъюнктуры. Именно в подобные периоды глобальных технологических сдвигов возникают «окна возможностей», позволяющие отстающим ранее странам вырваться вперёд, совершив «экономическое чудо». Для этого необходим мощный инициирующий импульс, позволяющий сконцентрировать имеющиеся ресурсы на перспективных направлениях становления нового технологического уклада и опередить другие страны в развёртывании системы производства/потребления (и сбыта) хотя бы части ключевых для него товаров и услуг.

Главная идея заключается в опережающем становлении базисных производств нового технологического уклада и скорейшем выводе российской экономики на связанную с ними новую длинную волну роста. Для этого необходима концентрация ресурсов в развитии составляющих его перспективных производственно-технологических комплексов, что требует целенаправленной работы национальной финансово-инвестиционной системы, включающей механизмы денежно-кредитной, налогово-бюджетной, промышленной и внешнеэкономической политики. Их необходимо ориентировать на становление ядра нового технологического уклада и достижение синергетического эффекта формирования кластеров новых производств, что предполагает подчинённость макроэкономической политики приоритетам долгосрочного технико-экономического развития[19].

Как показывает опыт совершения технологических прорывов, требуемое для этого наращивание инвестиционной и инновационной активности предполагает повышение нормы накопления до 35-40% ВВП (табл. 1).

Таблица 1

При этом, чтобы «удержаться на гребне» нынешней фазы новой волны экономического роста, инвестиции в развитие производств нового технологического уклада должны удваиваться каждый год. Необходимо учитывать, что стратегия опережающего развития может быть реализована только при освоении передовых технологий. В отстающих отраслях должна реализовываться стратегия динамического навёрстывания, предполагающая широкое заимствование технологий за рубежом и их освоение с дальнейшим совершенствованием. В перерабатывающих отраслях следование этой стратегии может дать многократное увеличение выхода готовой продукции с единицы используемого сырья, которое сегодня для лесоперерабатывающей и нефтехимической промышленности составляет десятикратную величину, для металлургической и химической промышленности — пятикратную, для агропромышленного комплекса — трёхкратную.

Таким образом, оптимальная стратегия развития должна сочетать: стратегию лидерства на тех направлениях, где российский научно-промышленный комплекс соответствует передовому технологическому уровню, и стратегию динамического навёрстывания на остальных направлениях. В отношении сектора НИОКР целесообразна стратегия опережающей коммерциализации результатов фундаментальных и прикладных исследований. Для реализации этого оптимального набора стратегий нужна комплексная государственная политика, включающая:

— создание системы стратегического планирования, способной выявлять перспективные направления экономического роста, а также направлять деятельность государственных институтов развития на их освоение;

— обеспечение необходимых для опережающего роста нового технологического уклада макроэкономических условий;

— формирование механизмов стимулирования инновационной и инвестиционной активности, реализации проектов создания и развития производственно-технологических комплексов нового технологического уклада, модернизации экономики на их основе;

— создание благоприятного инвестиционного климата и деловой среды, поощряющей предпринимательскую активность в освоении новых технологий;

— поддержание необходимых условий расширенного воспроизводства человеческого капитала и развития интеллектуального потенциала.

Наиболее узким местом, затрудняющим реализацию стратегии опережающего развития, является отсутствие механизмов внутреннего долгосрочного дешёвого кредита. Международный и наш собственный исторический опыт осуществления успешной структурной перестройки экономики свидетельствуют о необходимости резкого увеличения объёма инвестиций для своевременного становления нового технологического уклада. Главным источником финансирования этого роста инвестиций является соответствующее расширение внутреннего кредита (табл. 2).

Таблица 2


6. Переход к суверенной денежно-кредитной политике

В настоящее время вследствие слабости внутренних механизмов кредитования российская экономика не может самостоятельно развиваться, следуя за внешним спросом на сырьё и иностранными инвесторами. Для формирования внутренних источников долгосрочного кредитования модернизации и развития экономики необходим переход к политике денежного предложения, обеспеченной внутренним спросом на деньги со стороны реального сектора экономики и государства, а также национальными сбережениями, как это делается в развитых и успешно развивающихся странах[20].

Для обеспечения расширенного воспроизводства российская экономика нуждается в существенном повышении уровня монетизации, расширении кредита и мощности банковской системы. Необходимы экстренные меры по её стабилизации, что требует увеличения предложения ликвидности и активизации роли ЦБ как кредитора последней инстанции. В отличие от экономик стран - эмитентов резервных валют основные проблемы в российской экономике вызваны не избытком денежного предложения и связанных с ним финансовых пузырей, а хронической недомонетизацией экономики, которая длительное время работала «на износ» вследствие острого недостатка кредитов и инвестиций. Так, денежная база доллара США с 2008-го по конец 2013 г. увеличилась на 340%, британского фунта стерлингов — на 425%, японской йены — на 128%, российского рубля — всего на 90%.

Необходимый уровень денежного предложения для подъёма инвестиционной и инновационной активности должен определяться спросом на деньги со стороны реального сектора экономики и государственных институтов развития при регулирующем значении ставки рефинансирования. При этом сдерживание инфляции не должно происходить за счёт отказа от реализации других целей макроэкономической политики, включая обеспечение стабильного курса рубля, роста инвестиций, производства и занятости. В сложившихся условиях приоритет следует отдавать росту производства и инвестиций в рамках установленных ограничений по инфляции и обменному курсу рубля. В цели государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России должно быть включено поддержание инвестиционной активности на уровне, необходимом для обеспечения устойчивого экономического роста при полной занятости трудоспособного населения.

Необходим комплексный подход к формированию денежной политики в увязке с целями экономического развития и задачами бюджетной, промышленной и структурной политики, с опорой на внутренние источники и механизмы рефинансирования кредитных институтов, замкнутые на кредитовании реального сектора экономики и инвестиций в приоритетные направления развития. Это можно сделать путём использования косвенных (рефинансирование под залог облигаций, векселей и других обязательств платёжеспособных предприятий) и прямых (софинансирование государственных программ, предоставление госгарантий, кредитование институтов развития, проектное финансирование) способов организации денежного предложения (рис. 2).

Рисунок 2


7. Создание институтов и механизмов развития

Охарактеризованные выше меры по созданию институтов долгосрочного кредитования развития производства и освобождения инновационной деятельности от налогообложения должны быть дополнены институтами венчурного финансирования перспективных, но рискованных научно-технических разработок, а также методами льготного кредитования инновационных и инвестиционных проектов освоения перспективных производств нового технологического уклада.

Необходимо повышать эффективность институтов развития, направляя их активность на поддержку проектов, предусматривающих отечественное лидерство в производственно-технологической кооперации.

В условиях острой международной технологической конкуренции важно поддерживать преимущественно те проекты международной кооперации производства, в которых российские участники имеют возможность получать интеллектуальную ренту. Это проекты, реализующие либо отечественные научно-технические разработки, либо дополняющие их приобретением лицензий на использование передовых иностранных технологий. Промышленная сборка, даже с существенной локализацией производств, этим требованиям не соответствует. Тем более не соответствует этим требованиям импорт иностранной техники, если она не используется в качестве критически значимой для производства отечественной продукции. Следует прекратить использование средств институтов развития для импорта иностранной техники конечного потребления — так же как и предоставление для этих целей налоговых и таможенных льгот.

Организация имеющегося научно-производственного потенциала в конкурентоспособные структуры предполагает активную политику государства по выращиванию успешных высокотехнологических хозяйствующих субъектов. Сами по себе институты рыночной самоорганизации в условиях открытой экономики и неконкурентоспособности большинства российских предприятий не обеспечат подъёма нашей обрабатывающей промышленности. Необходимо восстановление длинных технологических цепочек разработки и производства наукоёмкой продукции. Для этого следует, с одной стороны, провести воссоединение разорванных приватизацией технологически сопряжённых производств, а с другой стороны — стимулировать развитие новых наукоёмких компаний, доказавших свою конкурентоспособность. Для решения первой задачи государство может использовать дооценку активов, в том числе за счёт неучтённых при приватизации имущественных прав на интеллектуальную и земельную собственность. Решение второй задачи достигается путём использования разнообразных инструментов промышленной политики: льготных кредитов, государственных закупок, субсидирования научно-исследовательских работ и т.п.

Особое значение имеет создание сети отечественных инжиниринговых кампаний. После ликвидации большей части проектных институтов место промышленных интеграторов заняли иностранные инжиниринговые кампании, ориентированные на приобретение иностранного оборудования. Необходимы срочные меры по стимулированию становления инжиниринговых компаний, владеющих современными технологиями проектирования и комплектования промышленных объектов, а также планирования жизненного цикла сложных видов техники.

Становление нового технологического уклада происходит путём формирования кластеров технологически сопряжённых производств, образующихся по направлениям распространения его ключевых («ядерных») технологий. Ведущую роль в координации инновационных процессов в кластерах технологически сопряжённых производств играют крупные компании и бизнес-группы. Они являются системными интеграторами инновационного процесса, который проходит в разных звеньях инновационной системы. Становление достаточно большого для поддержания конкуренции числа таких кампаний во всех отраслях экономики является ключевой задачей промышленной политики.

Необходимым условием модернизации и повышения конкурентоспособности крупных предприятий является кардинальное улучшение качества управления ими. В условиях перехода к экономике знаний, где главным фактором производства становится человеческий капитал, целесообразно активизировать творческий потенциал сотрудников, реализуя современные способы вовлечения трудящихся в управление предприятием. Наряду с владельцами капитала (собственниками) в систему управления предприятием целесообразно включить владельцев и других видов ресурсов: управленческих полномочий (менеджеров), труда (работников) и знаний (специалистов). Для этого необходимо скорейшее принятие соответствующих правовых норм.

Для формирования конкурентоспособных на мировом рынке интегрированных корпоративных структур с сильной исследовательской базой, долгосрочными мотивациями и значительными финансовыми ресурсами необходимо обеспечить многократное повышение концентрации ресурсов, единственным способом которого в нынешних условиях остаётся участие государства в капитале корпоративного сектора. Требуемое расширение высокотехнологического ядра отечественной промышленности сегодня возможно только на основе государственных структур, включая государственные корпорации и банки, научно-исследовательские и проектные институты, технопарки и другие элементы инновационной инфраструктуры. Все эти элементы должны работать как единая научно-производственно-финансовая система в соответствии со стратегическими планами и программами развития соответствующих отраслей и секторов экономики. Это развитие должно поддерживаться долгосрочными кредитами, которые в нынешних условиях в необходимых объёмах могут предоставить только государственные банки, опирающиеся на рефинансирование со стороны Центрального банка.

Использование госсектора в качестве основы для реализации целей опережающего развития экономики не означает вытеснения или огосударствления частных структур. Напротив, генерируемая госсектором экономическая активность будет стимулировать и рост частных предприятий. Кооперация с государственными корпорациями даст им устойчивые рынки и источники новых технологий, расширит возможности для развития. Вместе с тем ключевая роль государства в формировании конкурентоспособных структур высокотехнологической промышленности определяет соответствующие требования к управлению государственными активами.

Для обеспечения успешного развития экономики в нынешних условиях крупномасштабных структурных изменений объективно требуется усилить роль государства, в том числе — как собственника стратегических активов. Это необходимо как для концентрации ресурсов в ключевых направлениях нового технологического уклада, так и для ликвидации технологического отставания в уже существующих отраслях. Именно этот процесс происходит в настоящее время в передовых странах с развитой рыночной экономикой, на фоне которого проводимая российским правительством линия на приватизацию активов выглядит несвоевременной и даже анахроничной.

Как было показано выше, происходящий в настоящее время переход от американского к азиатскому вековому циклу накопления сопровождается кардинальным пересмотром взаимоотношений государства и бизнеса на началах социального партнёрства, где интересы общества имеют приоритетное значение. При этом ключевую роль играет не соотношение государственной и частной собственности в экономике, которое может варьироваться в широких пределах, а институты регулирования частной инициативы. Опыт азиатских «тигров» свидетельствует о том, что в рамках хорошо отлаженной системы стратегического управления и частно-государственного партнёрства можно добиваться выдающихся результатов при доминировании как частной собственности (Japan Incorporated), так и государственного сектора (китайский рыночный социализм).


8. Консолидация общества

Реализация описанных выше мер опережающего развития и модернизации экономики требует высокой согласованности действий и определённой солидарности основных социальных групп для достижения установленных целей. Это предполагает кардинальное снижение социального неравенства, порождающего антагонистические отношения и отчуждённое отношение граждан к политике государства, для чего необходимо:

— повышение прожиточного минимума до уровня реальной стоимости базовой потребительской корзины, а также пересмотр её содержания с учётом фактической структуры потребления населения, потребностей в здоровье, образовании и т.п.;

— повышение минимального размера оплаты труда до уровня черты бедности;

— стимулирование создания новых рабочих мест, содействие развитию малого и среднего бизнеса;

— введение прогрессивной шкалы налогообложения доходов, наследства и предметов роскоши.

Введение прогрессивной шкалы по налогу на физические лица позволит освободить от налогообложения часть прибыли предприятий, направляемой на инвестиционную деятельность, посредством наращивания амортизации до уровня развитых стран (60-70% в финансировании инвестиций). Одновременно необходимо законодательно установить контроль за расходованием амортизационных отчислений.

Дополнительные резервы роста производства может дать изменение налогообложения добавленной стоимости, которое сегодня стимулирует сырьевую ориентацию экономики и снижает её конкурентоспособность. В целях упрощения налоговой системы, уменьшения расходов на её администрирование, сокращения уклонения от налогов, стимулирования деловой и инновационной активности целесообразно заменить налог на добавленную стоимость (НДС) более простым в администрировании налогом с продаж (НсП), взимаемым только на стадии конечного потребления. Отмена НДС освободит для производственной деятельности около миллиона бухгалтеров, высвободит оборотные средства предприятий для наращивания производства и инвестиций.

Гармонизация системы налогообложения должна сопровождаться достижением требуемых для успешного социального развития параметров финансирования социальной сферы. Исходя из пропорций использования ВВП развитых стран необходимо удвоение расходов на здравоохранение, а также увеличение расходов на образование примерно в полтора раза от нынешнего уровня. С учётом того, что доля государства в расходах на образование не должна опускаться ниже 80%, а в здравоохранении — ниже 65%, общие государственные расходы на воспроизводство и повышение качества человеческого потенциала должны быть последовательно увеличены до 20% ВВП при существенном повышении их эффективности.

Наряду с увеличением объёмов государственных ассигнований на эти цели необходимым условием активизации человеческого потенциала должно стать улучшение нравственного климата в обществе на основе возрождения традиционных духовных ценностей. Это требует восстановления воспитательной традиции в системе образования, нравственного оздоровления СМИ, решительного пресечения пропаганды аморальных норм поведения, распущенности, насилия и содомии. Необходима активная и системная культурная политика государства по оздоровлению общественного сознания, ориентации граждан на созидательную деятельность, воспитанию творчески активного, патриотично настроенного и добропорядочного подрастающего поколения. При этом в первоочередном нравственном оздоровлении нуждается сама система государственного управления.

Низкие темпы экономического роста, неудовлетворительное качество государственных услуг и условий ведения бизнеса, колоссальный вывоз капитала и деградация научно-производственного потенциала страны являются следствием низкого качества системы государственного управления, поражённой коррупцией и некомпетентностью. Устранение этих пороков требует целенаправленных усилий в кадровой политике и установления норм ответственности за должное выполнение своих обязанностей как для государственных служащих, так для и структур государственной власти в целом.

В основу системы набора кадров должны быть положены принципы меритократического (отбор лучших) подхода, критерии рекрутирования должны быть чётко установлены, а отношения клиентелизма — минимизированы. Конкурсный порядок замещения должностей должен сопровождаться публичной оценкой деятельности служащих по шкале объективных показателей. Должна быть установлена прямая связь между карьерным продвижением чиновников и объективными показателями результатов их деятельности. Необходимо обеспечение политической нейтральности государственной службы.

Для очищения государственной службы от коррупции целесообразно создание системы контроля деятельности государственных служащих со стороны институтов гражданского общества, включающей право граждан требовать отставки любого чиновника за ненадлежащее выполнение своих обязанностей. Следует также ввести порядок автоматического предоставления запрашиваемых физическими или юридическими лицами услуг в случае заявления ими о фактах вымогательства взяток. Необходимо восстановить институт конфискации имущества как вида уголовного наказания, а также установить для должностных лиц административное наказание в виде дисквалификации в качестве меры ответственности за нарушение законодательства об организации предоставления государственных услуг.

Механизм ответственности за результаты деятельности должен быть установлен и для госорганов, для чего следует принять федеральный закон с установлением системы показателей эффективности их деятельности. Целесообразно также принять федеральный закон, устанавливающий систему показателей уровня и качества жизни населения для оценки деятельности федерального правительства в целом.

Системное внедрение принципа персональной ответственности за объективные результаты деятельности на всех уровнях управления не только в государственных структурах, но и в негосударственном секторе является необходимым условием успешной реализации предложенной выше системы мер по обеспечению экономической безопасности и устойчивого развития России. Она предусматривает многократное увеличение объёма ресурсов, направляемых на цели развития и модернизации экономики под контролем государства. Введение действенных механизмов ответственности руководителей за достижение поставленных целей является важным условием эффективного распоряжения этими ресурсами и осуществления стратегии опережающего развития экономики, необходимой не только для успешного развития России, но и для победы в разворачивающейся против нее мировой хаотической войне.


ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Из выступления Сергея ГЛАЗЬЕВА на 2-й международной конференции «Россия, Украина, Новороссия: глобальные проблемы и вызовы» в Ялте 29 августа 2014 г.

Недавно называющий себя премьер-министром Украины господин Яценюк объявил о начале войны в Европе. Намекая на то, что ответственность за это несёт Россия, что наша страна является агрессором. И я сразу вспомнил, что свою международную карьеру этот господин начинал в Нью-Йорке, где на Совете Безопасности ООН задал нашему представителю сакраментальный вопрос: «Хотят ли русские войны?»

Возникает вопрос, зачем этот господин — так же как и его подельники по тем военным преступлениям, которые совершаются сейчас на территории Украины, — так маниакально хочет крови? Ясно, что эта война ведётся не в интересах Украины, которая страдает от неё больше всех. Ясно, что она ведётся и не в интересах Европы, которая помнит ужасы двух мировых войн: Второй, которая началась 75 лет назад, и Первой, 100-летие которой отмечалось 1 августа нынешнего года.

Как экономиста, меня больше всего волнует вопрос, кому это выгодно? В чьих интересах войну в Европе пытаются разжечь руками украинских нацистов, которые уже трансформировали украинское государство в фашистское государство, со всеми признаками фашизма, известными науке? Главным источником военных действий является нынешний властвующий в Киеве режим. Очевидно, что этот режим с самого начала носил нелегитимный характер. Он сформировался в результате открытого государственного переворота. Начавшись с беззакония, этот режим в течение вот уже полугода своей деятельности продолжает творить беззакония. Никакие реальные права человека, демократические принципы и прочие нормы права киевским режимом не соблюдаются, они попираются как внутри страны, так и в отношениях с Россией, с другими странами мира.

То есть этот режим является нелегитимным. Но остаётся фактом, что западные лидеры, в том числе европейские, этот режим последовательно поддерживали и поддерживают. Этот режим не мог бы возникнуть, если бы не позиция Эштон, Баррозу, Фюлле, других чиновников Евросоюза, министров иностранных дел и первых лиц европейских государств.

Конечно, это уже не новость, когда лидеры Европы выращивают нацизм. Так было в Испании времён гражданской войны, так было в период Мюнхенского сговора в 1938 году, когда они благословили Гитлера на раздел Чехословакии, так было совсем недавно в бывшей Югославии, особенно в Косово, так сейчас происходит на Украине.

Но, к сожалению, история учит только тому, что ничему не учит.

Ведь зачем Европа это делает в лице своих лидеров? Когда ещё до введения санкций мне пришлось встречаться в Берлине с наиболее, может быть, объективными представителями немецкого парламента и с чиновниками министерства иностранных дел, они мне на ушко признавались: «Ну ты же понимаешь, это не мы, не мы — это нас американцы заставляют. Это американцы от нас требуют, мы ничего не можем сделать».

Я удивлялся: «Как это? Разве Германия — не суверенное государство? Разве вы ничего не можете сделать против американского давления? А как же было дело с Ираком?»

Отвечают: «Ну вот, мы такие. Такие у нас политики, такие у нас политические традиции, канцлер-акт, и вообще — у нас стоят военные базы США, мы, по сути, ещё не освободились от американской оккупации».

Так говорят в кулуарах немецкие политики, оправдывая позицию Германии по украинскому вопросу. Доля истины в этих словах есть.

Создание и все действия фашистского режима в Киеве осуществлялись под диктовку Вашингтона. Реальным президентом Украины является сегодня не господин Порошенко, а американский посол Джеффри Пайетт.

Нынешняя версия украинского нацизма очень долго — ещё со времен Второй мировой войны — лелеялась и выращивалась Соединёнными Штатами. Тогда сотни и тысячи украинских нацистов, сотрудничавших с Третьим рейхом, были вынуждены после освобождения Украины бежать на Запад. Включая небезызвестного Степана Бандеру. США предоставили им возможность не только находиться на своей территории и территории своих союзников, от Канады до Германии, но и продолжать свою нацистскую пропаганду. И эта колонна под видом «борцов за независимость» сразу же была десантирована на территорию Украины после уничтожения Советского Союза.

Если для стран Евросоюза, для Украины и для России то, что происходит сегодня на Донбассе, — чудовищная трагедия, в которой гибнут тысячи людей, то для американцев это — очередная «хорошая война».

Замечу, что американские политологи даже в открытых публикациях и университетских учебниках до сих пор именуют Вторую мировую войну, которая унесла более 50 миллионов человеческих жизней, «хорошей войной». Для США это действительно была хорошая война, которая обеспечила им мировое лидерство. Такой же хорошей была для них и Первая мировая война, по итогам которой Америка вошла в число тогдашних сверхдержав, превратилась из должника в крупнейшего кредитора всего мира.

Организация войн в Европе всегда была для США прибыльным делом, и уже сейчас можно сказать, что свои расходы по организации войны на Украине американцы окупили. Мы не можем точно сказать, где сейчас находится украинский золотой запас, где культурные ценности (крымское «золото скифов» — по-своему, приятное исключение из этого правила) — есть сведения о том, что всё это вывезено в Соединённые Штаты как обеспечение американской помощи киевскому режиму. Предрешена судьба трубопроводной транспортной системы Украины, которая должна быть передана под американский контроль. Предрешена судьба месторождений сланцевого газа, которые находятся как раз на Донбассе, и их территория для начала промышленной разработки должна быть по максимуму освобождена от населения. То есть американский большой бизнес свои расходы на Украине уже практически окупил и, не считаясь ни с какими человеческими жертвами, ни с разрушениями крупнейшей в Европе донбасской городской агломерации, продолжает руками спецслужб поддерживать эскалацию конфликта на Донбассе.

Соединённым Штатам нужна война, чтобы, с одной стороны, сбросить свои долговые обязательства по принципу «война всё спишет», а с другой — чтобы стимулировать расходы по освоению новых технологий.

Сегодня налицо переход от американского цикла глобального накопления к азиатско-тихоокеанскому, где лидерами становятся Китай и Япония. Это очень болезненный процесс, который всегда сопровождается военно-политической нестабильностью и конфликтами. Страны - лидеры предыдущего цикла обычно стараются удержать своё лидерство любой ценой, и Соединённые Штаты на наших глазах пытаются развязать большую войну в Европе именно с этой целью.

В чём смысл войны в Европе с точки зрения американского капитала?

Во-первых, ослабляется сама Европа, которая сегодня выступает важнейшим плацдармом американоцентричного капитала в Старом Свете. Американцы пытаются навязать Евросоюзу невыгодную для него «трансатлантическую зону свободной торговли». Ослабляя Европу, они тем самым ухудшают её переговорные позиции, подавляют её экономически, готовя европейскую экономику к деиндустриализации и колонизации.

Кроме того, война на Украине, по расчётам американцев, должна привести к распаду и уничтожению всего Русского мира. Вслед за фактической оккупацией Украины они планируют развалить Россию. В этом смысле они ключевую роль отводят именно нацизму, активизации радикальных нацистских сил под видом националистических движений: как русских, так и антирусских. Целью является расширение «зоны хаоса», прекращение развития на территориях бывшего СССР. И Украина выбрана здесь не случайно. Война здесь открывает возможность развалить всю Евразию. Потому что Украина не может быть врагом для России. Мы не можем против Украины применять никакие серьёзные виды оружия — это всё равно, что применить их против самих себя.

Американские стратеги очень хорошо понимали, что, выращивая украинский нацизм, создавая украинское фашистское государство, ориентированное против России, они ставят наше государство в ситуацию невозможной войны. Именно поэтому столь цинично ведётся карательная операция против Донбасса. Тысячи людей, мирных людей гибнут только для того, чтобы спровоцировать Россию на войну. Ключевой замысел — заставить российскую армию столкнуться с украинской армией. Чтобы война приобрела очевидный всем характер «войны России против Украины». Это нужно для того, чтобы под предлогом «защиты от российской агрессии» втянуть в войну всю Европу. Американские спецслужбы и их украинская агентура идут на любые преступления — лишь бы убедить Европу втянуться в военный конфликт против России. А для этого нет иной возможности, кроме как спровоцировать Россию ввести свои войска на территорию Украины.

Судя по «отмороженному» поведению американских официальных лиц, они не собираются ничего всерьёз обсуждать с Россией. Мы думаем, что это клиническая глупость, когда представители Белого дома или Госдепартамента США называют чёрное белым или путают тёплое с мягким, не отвечают на вопросы или отвечают невпопад и не о том. Но эта показная глупость — жёсткое свидетельство того, что никаких переговоров там вести не хотят, поэтому откровенно «включают дурочку».

И поскольку главным действующим лицом в том кровавом хаосе, который сегодня творится на Украине, являются не украинские нацисты, не Порошенко и не какие-то другие представители киевского режима, а заинтересованные в «хорошей войне» политические и финансовые круги в США, которые находятся вне критики, за пределами общественно-политического пространства, — они и дальше будут эту войну провоцировать. Провоцировать руками украинских нацистов, превращая Украину в фашистское и антироссийское государство.

Нашей задачей в этих условиях является не допустить такого развития событий, остановить войну и сохранить Русский мир.



[1] Исследование Киевского международного института социологии (КМИС) по вопросу «Каким путём идти Украине — к какому союзу присоединяться» (за 2 недели до Вильнюсского саммита), ноябрь 2013 г.; Социологическое исследование «Ассоциация Украины и ЕС: перспективы и риски для российско-украинских отношений», Research and Branding Group, июль 2013 г.

[2] «Очистка Славянска от вооруженной до зубов банды нелюдей имеет огромное символическое значение. Это — начало перелома в борьбе с боевиками за территориальную целостность Украины», — заявил в своем телевизионном обращении П. Порошенко 6 июля 2014 г.

[3] «Они отдали жизни, чтобы защитить мужчин, женщин, детей и стариков, которые столкнулись с угрозой уничтожения агрессорами и спонсируемыми ими недочеловеками», — говорится в английском тексте заявления А. Яценюка, где было использовано слово «subhuman», по сути являющееся калькой с использованного немецкими нацистами слова «untermensch» — «недочеловек». Опубликовано 16 июня 2014 г. (http://vz.ru / news / 2014 / 6 / 16 / 691357.html).

[4] «Этих русских надо расстреливать из атомного оружия», — сказала Ю. Тимошенко в телефонном разговоре с Н. Шуфричем, запись которого стала достоянием гласности в марте 2014 г. и подлинность которого экс-премьер-министр Украины не оспаривала (http://ukrday.com / politika / novosti.php?id=121309).

[5] Статья А. Роджерса «Ошибки нацистов» опубликована интернет-изданием «Anna News» 2 июля 2014 г.

[6] Умберто Эко. Тоталитаризм fuzzy и ур-фашизм. Доклад. La revista dei libri. 1995.

[7] Бисмарк О. Мысли и воспоминания. Москва: ОГИЗ. СОЦЭКГИЗ, 1940.

[8] Bzezinski Z. The grand chessboard: American primacy and its geostrategic imperatives — New York: Basic books, October 1997.

[9] А. Айвазов. Периодическая система мирового капиталистического развития. Статья. Сайт автора. 2012 г.

[10] По данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ). Исследование на 2013 г.

[11] Там же.

[12] Интервью помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Виктории Нуланд телеканалу CNN, 22 апреля 2014 г.

[13] В. Медведчук. «Соглашение об ассоциации с ЕС — соглашение о колонизации». «КоммерсантЪ-Украина». 9 декабря 2013 г.

[14] З. Бжезинский. России надо предложить «финский вариант» для Украины. The Financial Times (перевод Inosmi.ru). 24.02.2014.

[15] С. Глазьев. Социалистический ответ либеральной глобализации. АПН. 2006.

[16] Акаев А., Садовничий В. О новой методологии долгосрочного циклического прогнозирования динамики развития мировой экономики и России. Сайт «Социальный анализ и моделирование».

[17] В.И. Пантин. Аналитическая записка «Наиболее вероятный прогноз развития политических и военных конфликтов в период 2014-2018 гг. Июнь 2014. Опубликовано в newsdon.info 12 июля 2014 г.

[18] С. Глазьев. О международной инициативе для G20 по разработке системы защиты Земли от космических угроз. Аналитическая записка. 2013.

[19] С. Глазьев. Стратегия опережающего развития России в условиях глобального кризиса. М.: Экономика. 2010.

[20] С. Глазьев. Снова к альтернативной системе мер государственной политики модернизации и развития отечественной экономики (предложения на 2013—2014 гг.). Российский экономический журнал. № 3. 2013.


Количество показов: 23564
Рейтинг:  4.61
(Голосов: 77, Рейтинг: 4.81)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА






  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх