загрузка

 


ОЦЕНКИ. КОММЕНТАРИИ
АНАЛИТИКА
25.08.2016 Права и свободы нужно обеспечивать реальным людям в реальном времени
Максим Шевченко
25.08.2016 Россия на грани
Николай Коньков, Александр Нагорный
24.08.2016 Под либеральные лозунги на улицу не выходят
Михаил Хазин
24.08.2016 Второе убийство Советского Союза
Захар Прилепин
23.08.2016 Русский мир в эпицентре геополитической войны
Георгий Филимонов, Никита Данюк
23.08.2016 Через 10 лет Россия будет страной Возрождения
Михаил Делягин
22.08.2016 Порошенко перестал устраивать США
Шамиль Султанов
22.08.2016 Окаянный август
Александр Проханов
21.08.2016 Шесть пятен «Партии регионов» на теле «Единой России»
Николай Стариков
20.08.2016 Россия спасла Сирию от судьбы Югославии
Владислав Шурыгин



Аналитический доклад Изборскому клубу группы экспертов под руководством академика Глазьева

УКРАИНА: МЕЖДУ ЗАПАДОМ И РОССИЕЙ

Предварительные итоги украинского переворота

Ситуация, развернувшаяся сегодня на Украине, привела к острейшему геополитическому кризису XXI века. Еще неизвестно, чем окончится конфронтация вокруг Крыма. Но ясно одно: изменения коснутся не только российско-украинских отношений. И Украина, и Россия, и весь мир станут иными. Судя по всему, не исключена возможность того, что нашей стране придётся опять, как и в 40-х годах прошлого века, почти в одиночку останавливать агрессию человеконенавистнических сил. Пока это можно сделать без большой войны. Ни Запад в целом, ни США в частности не собираются всерьёз воевать против России. Но они чрезвычайно заинтересованы в длительной конфронтации между Москвой и Киевом как в мощнейшем инструменте давления на Россию и упрочения своего глобального доминирования.

Общеполитический ракурс

Весь трагизм нынешней ситуации заключается в том, что уйти от решения «украинского кризиса» современной России практически невозможно, поскольку Киев всё глубже погружается в неонацистскую мглу. В силу неонацистского и русофобского характера победителей Евромайдана, или Майдана-2, признавать их легитимность практически нельзя. Несмотря ни на какое давление со стороны «цивилизованного мира». Потому что все пророссийские силы и общественные деятели Украины в противном случае будут «зачищаться» и политически, и физически. Этого никто не скрывает, и именно этим мотивированы решения Кремля и по Крыму, и по непризнанию легитимности нынешнего киевского «правительства».

Конечно, сейчас закономерно встаёт вопрос о том, как подобное вообще могло произойти. Широкое распространение и в российских СМИ, и в высказываниях официальных лиц получили попытки найти «корень зла» в советском прошлом: в национально-государственной политике большевиков, создавших Украину в её современных границах, включая хрущёвское решение о передаче Крыма в состав УССР в 1954 году.

Эти попытки выиграть идеологические очки во внутриполитической борьбе на фоне неизбежной схватки с надвигающимся бандеро-фашизмом, который выпестовали и который поддерживают США, выглядят и неуместными, и откровенно нелепыми.

Главная причина нынешнего конфликта — разрушение СССР в 1991 году. Без которого вся нынешняя «украинская элита» по-прежнему занималась бы тем, что она делала предыдущие 70 лет, а именно — творческим возведением нашего общего дома, в том числе и украинской его части. А те, кто этого делать не мог или не хотел, — эмигрировали бы на Запад, занявшись самореализацией через самовывоз в условиях «свободного мира».

Но после 1991 года и бывший первый секретарь ЦК КПУ Леонид Кравчук, и бывший гендиректор «Южмаша» Леонид Кучма, оказавшись во главе «нового независимого государства», не могли не поддерживать и не развивать националистическую идеологию, которая оправдывала отрыв Украины от России. А поскольку логика обстоятельств сильнее логики намерений, бывших представителей советской номенклатуры в конце концов и сменили на политическом верху при полной поддержке США и Запада именно те, кого они выпестовали за два с лишним десятилетия «нэзалэжности»: идейные необандеровцы под черно-красными флагами, реагирующие на всё, связанное с Россией и русскими, как сказочная нечистая сила.

Всё это и стало главной причиной того, что на Украине из искры «национализма» разгорается неонацистское пламя, загасить которое будет чрезвычайно сложно — независимо от исхода схватки за Крым. И это огромный минус для нашего политического будущего, хотя конфликты подобного уровня всегда заставляют вовлечённые в них государства и общества, если они действительно хотят победы и стремятся к ней, а не только имитируют такое желание напрячь все силы, очиститься от неэффективных и коррупционных слоёв своей верхушки, двигаться вперёд. Понятно, что с Чубайсами, Набиуллиными и Силуановыми внутри руководства страны, с сохранением олигархической сырьевой экономики, пронизанной коррупцией, с нынешней степенью отчуждения между властью и обществом самым вероятным результатом антизападной и антиамериканской «украинской фронды» со стороны России является, в конечном итоге, полная и безоговорочная капитуляция по всем конфликтным и прочим позициям. А это означает наличие выбора между капитуляцией и окончательным очищением России от «пятой колонны» либерально-проамериканской агентуры влияния. Иными словами, нынешний «украинский кризис» открывает возможности для серьёзных внутриполитических и социально-экономических изменений в самой России. И появление такой возможности — второй важнейший результат Евромайдана.

В-третьих, по итогам Майдана поставлена жирная точка на иллюзии «партнёрских отношений» между Россией и США, которые как нельзя лучше символизировала подаренная некогда Обамой Медведеву красная кнопка с надписью «перегрузка». Теперь ставки сделаны, и маски сорваны. Если мы хотим сохраниться как страна, как государство, как русская цивилизация, — нам нужно срочно менять внешнеполитические приоритеты. Введённый Западом после всекрымского референдума 16 марта режим санкций против России попросту не оставляет нашей стране иного выбора.

КАК ЭТО БЫЛО

21 ноября 2013 года за подписью премьер-министра Украины Н.Я. Азарова выходит распоряжение правительства Украины о приостановлении подготовки к заключению соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Становится понятно, что на саммите «Восточного партнёрства» в Вильнюсе, намеченного на 28—29 ноября 2013 г., это соглашение подписано не будет.

Вечером того же дня в социальных сетях Украины начали распространяться призывы выйти на акции протеста. Первая акция на площади Независимости в Киеве началась около десяти часов вечера. Её участниками стало около двух тысяч человек, в акции участвовали оппозиционные политические лидеры Виталий Кличко (УДАР), Олег Тягнибок («Свобода») и Арсений Яценюк («Батькивщина»).

В период 22-29 ноября акции в поддержку «евроассоциации» Украины прошли практически во всех областных центрах и крупных городах Украины. Число их участников на западе республики заметно превышало таковое на юго-востоке.

Пик выступлений пришёлся на воскресенье 24 ноября, после чего активность евромайданов по всей стране, в том числе и в Киеве, начала спадать.

29 ноября на Европейской площади был организован митинг в поддержку действий президента и правительства. На нём лидеры оппозиции обвинили Януковича в предательстве и государственной измене, впервые потребовав его отставки, после чего участники Евромайдана практически разошлись.

30 ноября в 4 часа утра отряд спецназа «Беркут» провёл силовую акцию по вытеснению оставшихся участников Евромайдана с площади Независимости. В её ходе 79 человек, в том числе 7 милиционеров, получили телесные повреждения. Инициатор акции, глава администрации президента Украины Сергей Лёвочкин, подал в отставку, однако Виктор Янукович её не принял. В обращении президента к украинскому народу говорилось: «Я осуждаю действия, которые привели к силовому противостоянию и страданиям людей. Несколько дней назад я перед всей страной заявил о поддержке гражданских ненасильственных акций. Те, кто не услышал слова конституции и президента и своими решениями и действиями спровоцировали конфликт на Майдане, — будут наказаны».

Тем не менее 30 ноября начались массовые акции протеста против «кровавого режима Януковича», началось формирование отрядов Самообороны Майдана, которые начали атаковать и захватывать прилежащие к площади Независимости здания, а также пытаться прорвать цепи «Беркута», выстроенные вокруг правительственного квартала.

10-12 декабря невооружённые отряды «Беркута» неоднократно пытались освободить захваченные здания, но это им не удалось, да и не могло удаться. После чего высшие должностные лица Украины публично пообещали, что никаких силовых акций против протестующих больше приниматься не будет.

19 декабря 2013 года Верховная рада проголосовала за освобождение от уголовного преследования участников массовых акций. За законопроект оппозиции проголосовали 339 депутатов.

На время новогодних и рождественских праздников Евромайдан представлял собой несколько сотен активистов, «зимующих» на площади Независимости в Киеве.

Активные акции возобновились 10 января 2014 года, когда активисты Евромайдана во главе с бывшим министром внутренних дел Украины Юрием Луценко атаковали бойцов «Беркута» у здания суда. Эта акция стала «разогревочной» для Народного веча 12 января, на которое собралось, по разным оценкам, от 50 до 100 тысяч участников.

16 января Верховная рада приняла государственный бюджет на 2014 год и пакет «антимайдановских» законов, согласно которому вводились жёсткие меры пресечения против участников несанкционированных публичных акций.

17 января в отставку уходит глава администрации президента Украины Сергей Лёвочкин, его место занимает Андрей Клюев.

19 января оппозиция собрала на Народное вече свыше 100 тысяч человек, посчитавших «законы 16 января» ущемлением своих гражданских прав. Начались массированные атаки организованных групп боевиков Евромайдана на силы правопорядка, которым было запрещено применять оружие.

Виктор Янукович начал переговоры с представителями оппозиции.

22 января на Евромайдане появились первые жертвы, причиной смерти которых стало применение огнестрельного оружия. Оппозиция возложила ответственность за эти смерти на силы правопорядка, власти обстоятельства гибели людей не расследовали.

23 января в регионах Украины сторонниками Евромайдана начаты захваты правительственных зданий и установление «народной власти».

Силовое противостояние в Киеве, то затухая, то обостряясь, продолжалось до середины февраля, сопровождаясь всё новыми жертвами как со стороны участников Евромайдана, так и со стороны сил правопорядка.

28 января Виктор Янукович принимает отставку Николая Азарова с поста премьер-министра Украины. Исполняющим обязанности главы украинского правительства становится Сергей Арбузов, близкий друг Александра Януковича, старшего сына президента Украины.

1 февраля состоялись переговоры госсекретаря США Джона Керри с лидерами оппозиции, в число которых вместо Олега Тягнибока попал олигарх Пётр Порошенко.

12 февраля председатель Верховной рады Владимир Рыбак заявляет на встрече с членами Парламентской ассамблеи НАТО, что Виктор Янукович согласен на создание коалиционного правительства с участием представителей оппозиции с предоставлением поста премьер-министра Арсению Яценюку и вице-премьера — Виталию Кличко. На следующий день Яценюк и Кличко отвергают это предложение, требуя формирования чисто «майданного» правительства.

Вступает в силу очередное «перемирие» между властью и Евромайданом.

17 февраля Виталий Кличко и Арсений Яценюк находятся в Берлине, где встречаются с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

18 февраля начинается «мирное» наступление Майдана на здание Верховной рады, которое внезапно оборачивается организованным нападением на силы внутренних войск и «Беркут». По дороге боевики громят офис Партии регионов. «Перемирие» между властью и оппозицией сорвано. С обеих сторон есть убитые (2 милиционера и 7 гражданских лиц), в ходе стычек «майданники» использовали огнестрельное оружие. Спикер Верховной рады Владимир Рыбак на «скорой помощи» уезжает из здания — заявлено, что у него случился гипертонический криз. Депутаты от Партии регионов также покидают здание Верховной рады. На утро 19 февраля назначена встреча Виктора Януковича с «лидерами оппозиции», из числа которых исключён Олег Тягнибок, продолжающий активно выступать на Майдане. Вечером в Киев вводится военная техника. «Беркут» без оружия пытается прорваться к Майдану. Власти объявили о закрытии Киева и подготовке к началу контртеррористической операции. Во Львове сформировано «альтернативное правительство» — Народная рада, в девяти западных областях Украины захвачены здания областных администраций, отделения милиции и военные склады.

19 февраля переговоры между Виктором Януковичем и «лидерами оппозиции» сорваны. Действующий президент Украины выступает с официальным обращением, в котором заявляет, что за призывы к оружию лидеры оппозиции должны предстать перед судом. «Это не моя прихоть, это мой долг как гаранта Конституции — обеспечить мир в стране, спокойствие граждан и справедливость в отношении каждого », — заявляет он.

20 февраля противостояние достигает кульминационной точки. Отряды «Беркута» идут на штурм Евромайдана с использованием огнестрельного оружия. Боевики деморализованы, лидеры оппозиции звонят в американское посольство с требованием немедленно любой ценой «остановить кровопролитие». Виктор Янукович под давлением посла США Джеффри Пайетта дает команду на отход «Беркута» с Евромайдана, но разъяренные отменой предыдущего приказа командиры уводят своих бойцов в казармы. Улицы Киева переходят под контроль боевиков.

21 февраля после переговоров между президентом Януковичем и представителями оппозиции при посредничестве представителей Евросоюза с участием России (спецпредставителем президента РФ был Владимир Лукин, покинувший переговоры в знак протеста) подписывается соглашение «Об урегулировании политического кризиса в Украине».

Соглашение предусматривает возврат к конституции 2004 года, то есть к парламентско-президентской форме правления, проведение досрочных выборов президента до конца 2014 года, формирование «правительства национального доверия» из представителей всех политических партий, представленных в Верховной раде, отвод сил правопорядка из центра Киева, прекращение насилия и сдача оппозицией оружия.

Однако представители «Правого сектора», в отсутствие «силовиков» фактически захватившие центр Киева, заявляют, что условия соглашения их не устраивают, а Виктор Янукович должен или сложить полномочия президента Украины, или они заставят его сделать это силой. Поскольку соглашения 21 февраля не гарантируют личной безопасности Виктора Януковича, а защищать президента Украины уже некому, он покидает Киев и летит в Харьков, для участия в съезде депутатов Юго-Востока Украины. Однако на съезде по неясной причине не выступает и на несколько дней исчезает из поля зрения.

22 февраля лидеры Евромайдана приступают к формированию новых «общеукраинских органов власти», которые мгновенно получают дипломатическое и информационное признание в странах Запада. Россия не признает легитимности этих властей, рассматривая их действия как государственный переворот.

ПРЕДЫСТОРИЯ

В печати уже не раз проводились параллели между Карибским кризисом 1962 года и нынешним кризисом на Украине.

Здесь нет ни возможности, ни особого смысла подробно излагать перипетии событий более чем полувековой давности. Важно сосредоточиться на их результатах и последствиях. Которые, в очень сжатом виде, в том числе и применительно к Украине, таковы.

В 1962 году США поставили перед СССР ультиматум, потребовав убрать с территории Кубы, находящейся в 80 милях от США, советские ракеты, угрожая в противном случае мировой ядерной войной. И Советский Союз, находившийся к тому времени на пике своего видимого социально-политического могущества (создание глобальной системы социализма, освоение атомных и термоядерных технологий, полёт человека в космос, опережающие темпы экономического роста, идеология мирового масштаба), говоря современным языком, внезапно «попятился», утратив то, что можно обозначить неуловимым понятием «исторического лидерства», включающего в себя как историческую инициативу, так и историческую перспективу.

Впрочем, эта «внезапность» на самом деле была запрограммирована серьёзными внутренними переменами в СССР. Хрущёвская «оттепель», начатая в 1956 году спецдокладом ХХ съезду КПСС против «культа личности» Сталина и завершившаяся в 1961 году принятием новой, «потребительской» программы партии на XXII съезде КПСС («Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»), не только вызвала катастрофический раскол в мировом коммунистическом движении, но также создала все предпосылки для того, чтобы диффамировать коммунистическую идеологию и советский проект перед всем миром. В том числе — и внутри страны, включая и Украину, особенно в западной её части, присоединённой к СССР после 1939 года, где организованное антисоветское националистическое подполье существовало до середины 50-х годов. А соответствующие настроения среди населения не были полностью искоренены и впоследствии. К тому же осуществленное в 1959 году убийство лидера украинских националистов Степана Бандеры превратило эту фигуру, к тому времени утратившую всякое реальное политическое значение, в «мученика идеи независимой Украины».

После передачи в состав Украины Крымской АССР (1954), осуждения «культа личности» (1956) и перехода к системе совнархозов (1957) со ставкой на национальные кадры украинский национализм обрёл новое обличье среди республиканской партийно-хозяйственной номенклатуры.

Но самое главное — в результате хрущёвской «оттепели» сначала резко ослабела, а затем полностью исчезла та «реактивная тяга», которая за треть ХХ столетия (1924-1957 годы) вознесла Советский Союз в ранг исторического лидера. Дальнейшее, всё еще по восходящей траектории, движение СССР в 1956-1961 годах было уже инерционным, и после достижения пика, которым можно считать полёт Юрия Гагарина, начался процесс падения: сначала почти неуловимого, а затем всё более явного и быстрого.

Публичная, очевидная и, по сути, патологическая, не мотивированная ничем, кроме трусости и неуверенности в себе, ложь нового советского руководства во время Карибского кризиса поставила крест на его претензиях «выражать интересы всего прогрессивного человечества». Что, впрочем, ничуть не заставило задуматься о степени истинности хрущёвских утверждений насчет «культа личности».

Убийство Джона Кеннеди 22 ноября 1963 года и отстранение от власти Н.С. Хрущева 14 октября 1964 года только закрепили «послекарибский» статус-кво: «свободный мир» во главе с США наступает и побеждает, «лагерь социализма» во главе с СССР обороняется и шаг за шагом сдаёт свои позиции. Даже тогда, когда этого по всем объективным параметрам можно было избежать. В столкновении двух концепций: «Лишь бы не было войны» (слова из популярной песни советского периода) и «Есть вещи поважнее, чем мир» (высказывание Александра Хейга, госсекретаря США при Рональде Рейгане), — победу заранее можно отдавать второй. Именно после Карибского кризиса и началась «эра мирного сосуществования и разрядки» в советской политике как главного приоритета.

Действительно, с конца 60-х годов ХХ века как по общим темпам экономического роста, так и в сфере научно-технической революции и — что особенно важно — в сфере уровня жизни, социальных прав и гарантий населения. «Америку начинают всё больше воспринимать как представителя будущего, как общество, заслуживающее восхищения и достойное подражания», как писал об этом гуру американской геостратегии Збигнев Бжезинский. «Сговор элит» в рамках «конвергенции постиндустриального мира» и перевода советской экономики на сырьевые рельсы становится всё более отчётливым. Признанное СССР поражение в «лунной гонке» образца 1969 года окончательно передало знамя исторического лидерства в руки США и позволило Ричарду Никсону 15 августа 1971 года отказаться от Бреттон-Вудсской финансовой системы с «золотым стандартом» доллара как мировой валюты. Политика «разрядки международной напряжённости» и «мирного сосуществования стран с различным общественно-политическим строем» приводит к переносу «конфликтного пространства», или «поля боя», на территорию Советского Союза и других социалистических стран.

Сначала негласный, а затем и частично оформленный через Хельсинкские соглашения «раздел зон влияния» между США и СССР сделал востребованными «невоенные технологии конфликтов». В 1964 году Джин Шарп защищает в Оксфорде докторскую диссертацию «Ненасильственные методы свержения режимов». Через четыре года первые политические события по разработанной политической технологии, получившей впоследствии название «цветных революций», происходят во Франции (Парижская весна, свержение де Голля) и Чехословакии (Пражская весна, ввод войск Варшавского договора).

Особую позицию стала занимать КНР, до хрущёвской «оттепели» бывшая крупнейшим и важнейшим союзником СССР. Под руководством Мао Цзэдуна Китай начинает формировать собственный «центр силы»: геостратегическое объект-субъект-проектное триединство. Толчком к этому стала «культурная революция», основные черты которой также заставляют предположить близкое знакомство «великого кормчего» с технологиями Шарпа и Ко. «Помогли» ему в этом американские геостратеги или нет — вопрос дискуссионный. Как известно, многие открытия «витают в воздухе» и совершаются различными людьми практически одновременно и независимо друг от друга. Но подобную возможность категорически исключать нельзя. Тем более что под удар «культурной революции» попали в том числе и такие политические оппоненты Мао Цзэдуна, как Дэн Сяопин, признанный создатель «новой» КНР после реформ 1979 года.

Но это были только первые «репетиции» применения нового политико-информационного оружия. Генеральной же репетицией можно считать польские события 1980-1981 годов, когда социальный протест в Гданьске продемонстрировал возможности данного инструментария с вовлечением широких масс населения, недовольных своим социальным положением, которые возглавлялись местной интеллигенцией и Католической церковью. На том этапе они были подавлены военной силой и введением ЧП. Для американских стратегов становилось ясно, что при условии создания собственной «зоны влияния» среди верховного политического руководства страны путём использования «невоенных технологий» возможна почти любая её трансформация.

В новой схеме постсоветской системы бывшей УССР была отведена особая, уникальная и даже исключительная роль. И она сводилась прежде всего к пестованию украинского национализма практически на всех этажах властной вертикали. При этом энергетическим ядром этой тенденции, естественно, стали бандеровские слои, сохранившиеся, прежде всего, в западных областях. Но и в элитах националистические воззрения стали бурно развиваться. Фактически даже внешне «промосковский Янукович», в сущности, проводил линию на насильственную украинизацию левобережной Украины. А Кучма опубликовал работу «Почему Украина не Россия». Но энергетическим центром всей политической жизни страны стало безумное стремление всех элитных групп, вне зависимости от их географического представительства, к гигантскому обогащению.

Сегодня уже трудно сказать, имелся ли какой-то внеэкономический умысел и расчёт в том, что вожди Советского Союза строили нефте- и газопроводы на Запад со всем сопутствующим «гарниром» именно через Украину, а, скажем, не через Белоруссию. Но к началу 90-х годов инфраструктура советской экономики была выстроена так, что отошедший под власть Киева кусок «трубы» стал ключевым звеном той социально-экономической модели, которая была реализована на всём «постсоветском пространстве». И через территорию «нэзалэжной» шли гигантские объёмы «серого» и «чёрного» экспорта. В первую очередь — энергоносителей для Европы, во вторую — high-tech (включая оружие) для стран третьего мира, а уже в третью — всё остальное.

Любая смена реальной власти в Украине за последние двадцать лет легко вычислялась и вычисляется по смене фактического хозяина «трубы», прежде всего — «трубы» газовой.

Бесперебойный транзит «голубого золота» был главным требованием к официальному Киеву и с Запада, и с Востока. И до 2004 года никаких проблем не возникало: Европа получала через Украину много дешёвого газа: не только российского, но и среднеазиатского, — который с удовольствием использовала. При этом посмеиваясь над Туркменбаши Сапармуратом Ниязовым, Елбасы Нурсултаном Назарбаевым и «падишахом» Исламом Каримовым. На такие «мелочи», как идеологическое обоснование бытия Украины в качестве независимого государства, никто особого внимания не обращал. Особенно в России 90-х годов с её «рыночными реформами». «Нэзалэжная» была идеальным инструментом для получения неучтенного «бабла» — чего же ещё надо?

И ещё одна небольшая деталь: согласно официальным данным Роскомстата за 2012 год, объём внешней торговли РФ с Украиной составил: экспорт 27 204 + импорт 17 980, всего — 45 184 млрд долл. А по таким же официальным данным украинской статистики, этот объём оказывается совсем другим: экспорт 28,4 + импорт 23,0, всего — 51,4 млрд долл.

Видимо, статистика — слишком сложная наука, чтобы быть ещё и точной. Но из этого примера следует, что «теневой сектор» общей постсоветской экономики в Украине исчислялся и исчисляется десятками миллиардов долларов ежегодно.

И здесь американская дипломатия исходила и по-прежнему исходит из сформулированной ещё в 90-е годы прошлого века «доктрины Бжезинского», согласно которой «Россия без Украины не может стать государством, способным бросить вызов США». Следовательно, существование независимой от России и даже враждебной по отношению к России Украины является одной из приоритетных целей американской политики. В идеале — «на обломках России, против России и за счёт России». То есть Россия должна собственными средствами и ресурсами оплачивать существование всё более проамериканской и всё более антироссийской Украины. Что мы, собственно, в целом и наблюдали вплоть до нынешнего дня.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ США

В связи с ситуацией на Украине можно сказать, что США, поддержанные их ближайшими союзниками, практически объявили России войну. И не только России.

Украина для них — не более чем инструмент, разменная фигура в важнейшей партии на «глобальной шахматной доске». 6 марта президент США Барак Обама на основании Закона «Об экономических полномочиях в случае международных чрезвычайных ситуаций» подписал распоряжение «О блокировании собственности некоторых лиц, способствующих ситуации в Украине». Формально эта мера направлена против физических и юридических лиц, которые способствуют «незаконному отделению Крыма от Украины», реально она создаёт прецедент по ликвидации значительной части гигантского долга США, поскольку в любой момент любая международная ситуация может быть признана президентом Соединённых Штатов «чрезвычайной», а собственность не только физических и юридических лиц, но и суверенных государств — «блокирована», что касается и долговых обязательств США. Таким образом, принадлежащие России активы, хранящиеся в долларах и ценных бумагах американского казначейства, могут быть заблокированы в связи с ситуацией на Украине, Китаю — в связи с ситуацией в Тибете или Синьцзян-Уйгурском автономном районе и т.д. без конца.

Агрессивность США обусловлена их финансово-экономическими проблемами. С февраля 2013 года эта страна живёт не просто в долг, а с неограниченным никакими рамками долгом. Шесть лет президентства Барака Обамы привели к росту федерального долга США почти на шесть триллионов долларов, по триллиону в год. Рано или поздно должен наступить момент, когда эта гигантская долговая пирамида рухнет, и США будут вынуждены объявить дефолт по своим долговым обязательствам. Или начать войну, которая «всё спишет». Надо понимать, что, выбирая между войной без объявления дефолта и дефолтом с последующим объявлением войны, любой политик предпочтёт первый вариант действий.

Но до этого «часа Х» США крайне заинтересованы в том, чтобы их главные кредиторы, в число которых входит и Россия: а) продолжали покупать американские ценные бумаги; б) не предъявляли их к оплате; в) не договорились между собой о совместном взыскании долга.

Ничего лучшего, чем «управление посредством хаоса», к инструментарию которого относятся и «цветные революции», для этого в США пока не придумали. Вызванный Евромайданом и ответными действиями России и пророссийских сил хаос на Украине выглядит идеальным средством достижения следующих целей:

— создания «конфликтной зоны» на границах РФ с участием русского населения как России, так и Украины, что должно гарантировать максимальную вовлечённость Кремля в данный конфликт и снизить его активность на других азимутах международной политики, в том числе — на Ближнем Востоке (Сирия);

— дискредитации России на международной арене;

— роста напряжённости в отношениях между Россией и Европой, чтобы ещё крепче привязать последнюю к формату «атлантической солидарности»;

— остановки процесса сближения России с Китаем и формирования на этой базе глобального «центра силы», уже сегодня превосходящего по своему потенциалу и возможностям потенциал и возможности собственно США (без учёта союзников);

— срыва процессов «евразийской» интеграции на постсоветском пространстве;

— активизации «украинского фактора» во внешне- и внутриполитической жизни России с целью её дестабилизации при возможной параллельной активации «кавказского фактора» и «исламского фактора»;

— отвлечения значительной части российских ресурсов от решения проблем социально-экономической модернизации и развития, укрепления обороноспособности страны и т.д.

В связи с этим задача номер один для Вашингтона сегодня заключается в том, чтобы всеми правдами и неправдами добиться от России признания захватившего власть в Киеве «правительства с большой дороги» и усадить представителей Кремля за стол «прямых переговоров» со своими марионетками с Евромайдана.

Как только и если это произойдёт, Турчинов, Яценюк и Ко обретут полноценную легитимность в глазах мирового сообщества, после чего получат право выступать от имени Украины, её народа и делать на её территории всё, что им будет угодно (вернее — угодно их вашингтонским хозяевам).

В ожидании этого момента на территорию Украины под видом сотрудников частных военных компаний уже прибыли специалисты сил специальных операций (ССО) стран НАТО и Израиля. Они могут действовать как самостоятельно, так и готовить кадры «национальной гвардии», местного аналога латиноамериканских «эскадронов смерти», из подручного материала украинских националистов. Эти якобы неправительственные формирования, имитирующие «силу гражданского общества», должны быть использованы для «зачистки» всех регионов Украины, особенно Юго-Востока и Крыма, нейтрализации армии и милиции, а также достижения «правильных» результатов внеочередных президентских выборов, назначенных на 25 мая 2014 года. То есть Майдан должен быть распространён на всю территорию Украины. На первых этапах террор, как уже можно видеть, оказывается точечным, но его планируют распространить не только на «неверные» с точки зрения Евромайдана регионы Украины, но и, не исключено, на приграничные области РФ.

То же касается и украинского медиапространства, из которого активно изгоняются не только российские СМИ и «необъективная», т.е. пророссийская, информация, но и сам русский язык.

Всё это со стороны Запада будет сопровождаться разнообразным, комплексным и весьма креативным «выкручиванием рук» у России. Нас будут давить со всех сторон: политически (через переговоры), информационно-психологически (через СМИ), финансово (через биржу и банки), экономически (через санкции), морально и так далее. Если в результате этого давления Россия «прогнётся» и сдастся, пощады ей ждать не придётся, — но добивать нашу родину будет не «благородный» Запад, а его наймиты из числа наших добрых соседей и бывших россиян.

ТЕХНОЛОГИИ

В самой общей для конфликтологии и активно развиваемой за последние годы области теоретического знания теории больших систем любой конфликт, в том числе военный, рассматривается как особая форма взаимодействия между несколькими системами, в простейшем случае — двумя. Стихийным или направленным окажется подобное взаимодействие, случайным или спланированным, как будут соотноситься между собой вступающие в конфликт системы — всё это, по большому счёту, вторичные моменты. Основными характеристиками конфликта является качественный уровень вступивших в него систем и качество самого конфликта.

С этих позиций выделяются три уровня системности (общецелое, единоцелое и самоцелое), а также три уровня конфликтности (деформационный, информационный и трансформационный). Соответственно уровню конфликтности меняется и его инструментарий: те средства (инструменты), которые применяются в ходе конфликта.

С этой точки зрения «информационная война» является качественно более высоким уровнем конфликтности, чем война обычная, «деформационная», направленная против материальной, физической структуры противника. А «трансформационная война», соответственно, является более высоким уровнем конфликтности, чем «война информационная».

Средства и инструментарий информационного и трансформационного уровней конфликтности достаточно часто объединяются в понятии «организационного оружия», или «оргоружия», введённого в научный оборот известным отечественным «системщиком» Спартаком Никаноровым. И это отчасти справедливо, поскольку «ценности», которые являются объектом воздействия трансформационной войны, базируются на «смыслах», которые являются объектом воздействия войны информационной. Но они вовсе не тождественны между собой. И этот момент необходимо учитывать при оценке Евромайдана в координатах «цветных революций».

«Цветные революции» являются концентрированным проявлением доктрины «мягкой силы» (Soft power), в середине 90-х годов, после крушения СССР, ставшей одной из основ американской внешней политики. Однако эта доктрина подразумевает использование в интересах США во всём мире не только и даже не столько «американских ценностей» самих по себе, сколько их носителей: материальных и структурных.

Про эти ценности: "свободу", "демократию", "права человека", "толерантность" и так далее — мы за последние двадцать пять лет слышим везде и всегда. А вот про «сумму технологий», которые как раз обеспечивают эту постоянную «слышимость», нам рассказывают крайне редко и неохотно. Господство в сфере высоких информационных технологий, которое подразумевает технологическую зависимость и подчинённость любого потенциального противника, — одна из главных целей американской Soft power. Оно подразумевает не только свободный и несанкционированный сбор информации о пользователях компьютеров, компьютерных сетей и Интернета, но и возможность нанесения по противнику "мягкого" нелетального обезоруживающего удара…

И речь не только о том, что отключение серверов и центров мобильной связи в национальных масштабах при необходимости может быть компенсировано за счёт имеющихся у США технологических ресурсов, в том числе — военных или дипломатических, что трактуется обычно как поддержка «свободы доступа к информации». Например, «облачные» технологии уже сегодня позволяют пользователям поддерживать мобильную и интернет-связь между собой вообще без всякой централизованной поддержки — необходима лишь достаточно высокая степень насыщенности того или иного населённого пункта (или даже всей территории страны) «гаджетами» с поддержкой соответствующего программного обеспечения.

Данная «сумма технологий» в любой момент может быть перенастроена «на другую волну» — что мы могли видеть и во времена уничтожения СССР, и в ходе Арабской весны, и во время Евромайдана. Когда публичное медиапространство неожиданно заполняется трансляцией совершенно однозначных, последовательных и оперативных информационных и смысловых установок, а по закрытым каналам управления «сверху вниз» транслируются противоречивые, провокационные, несвоевременные и взаимоисключающие установки.

Это и есть победа одной системы над другой на информационном уровне конфликтности. В случае Евромайдана она получилась наиболее «показательной»: из публичного медиапространства (телевидение, радио, пресса) «команда Януковича» была практически полностью вытеснена, не говоря уже об Интернете, а такие приказы, как, например, отданный «Беркуту» в ночь с 29 на 30 ноября 2013 года тогдашним главой президентской администрации Сергеем Лёвочкиным приказ «зачистить» Евромайдан, судя по всему, согласовывался на уровне посольства США и был использован как повод для дальнейшей эскалации конфликта.

Точно так же в результате «сговора элит» август 1991 года и трагикомическая эпопея ГКЧП явили собой кульминацию «ненасильственного свержения режима», когда военная сила была парализована пропагандистской машиной, политической группировкой в политбюро и спецслужбах, а также и хитросплетениями конституционных перемен в рамках идеологии «гласности и перестройки», В центре идеологического проникновения стояли американские спецслужбы и американские научные центры. Как отмечал еще в феврале 1989 года посол США в Москве Джек Мэтлок: «Нынешний хаос во внутриполитической жизни СССР предоставляет Соединённым Штатам беспрецедентную возможность повлиять на советскую внешнюю и внутреннюю политику. Наши возможности отнюдь не безграничны — мы не можем заставить их отдать нам ключи от своей лавки, но достаточны, чтобы изменить в нашу пользу баланс интересов по многим ключевым вопросам. При условии, если мы проявим достаточную мудрость в умелом, последовательном и настойчивом использовании нашего скрытого влияния».

Но, как показывает дальнейшее развитие событий, ценностное ядро такой большой системы, как русская цивилизация, ключевым элементом которой на протяжении более 500 лет выступало российское государство, «большой системе» Запада, при всех ее успехах, трансформировать не удалось. Не до конца удалось это и в Украине.

ПОВТОРЕНИЕ ПРОЙДЕННОГО

«Майдан-1», «оранжевая» революция 2004/2005 годов, когда президентом «нэзалэжной» был избран «американский зять» Виктор Ющенко, полностью управляемый через его супругу Кэтрин-Клер Чумаченко, кадрового сотрудника американского Госдепа, был первой попыткой США сделать из Украины клин, вбитый между Россией и Европой. На время президентства Ющенко приходятся две «газовые войны» между Украиной и Россией: 2005/2006 и 2008/2009 годов, причем если в первом случае «вентиль» так и не был перекрыт (хотя дело кончилось внезапной смертью Туркменбаши 21 декабря 2006 года), то во втором поставка «голубого золота» через российско-украинскую границу была физически прекращена на две недели (7-20 января 2009 года), что привело к серьёзным социально-экономическим последствиям для многих стран Евросоюза, вплоть до гибели людей от переохлаждения. Не менее тяжёлыми были результаты этого «газавата» и для самой Украины: её ВВП по итогам 2009 года сократился на 15,1%, не менее трети этого обвала были связаны с повышением цены на российский газ. Социально-экономический кризис привёл к тому, что лидеры «оранжевой революции» Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко, без того конфликтовавшие друг с другом за контроль над «трубой», уступили на президентских выборах 2010 года «донбассовцу» Виктору Януковичу: Ющенко в первом туре набрал катастрофические для себя 5,45% голосов избирателей (в первом туре выборов 2004 года — 39,87%), а Юлия Тимошенко — 25,05%, уступая лидеру более 10% сторонников: отставание, которое не удалось преодолеть и во втором туре.

Но России также пришлось понести серьёзные репутационные и финансовые потери, а чтобы исключить возможность их повторения — начать строительство экспортных трубопроводов в обход территории Украины. Помимо «расшивки» белорусского направления и увеличения поставок по «голубому потоку» в Турцию в 2010-2011 годах был реализован проект «Северный поток», напрямую связывающий Россию с Германией по дну Балтийского моря, а также начата подготовка к строительству «Южного потока» по дну Чёрного моря на Балканы с выходом к Адриатике и в Италию.

Неудовлетворительный для США исход тех «газовых войн», видимо, и привёл американских геостратегов к парадоксальному решению: подключить к «схватке за Украину» и непосредственно Европу, чтобы та своими собственными руками сделала всё, чего не смогли добиться США после «оранжевой» революции. Данной комбинации нельзя отказать в своеобразном изяществе: «ассоциация Украины с Евросоюзом» предусматривала и практически полный контроль Брюсселя за транзитными потоками углеводородов через территорию «нэзалэжной», не говоря уже о полном вскрытии 40-миллионного рынка для европейских товаров и услуг. Но американцы не были бы американцами, если бы не попытались заставить европейцев ещё и заплатить за такую «помощь». И плата заключалась в создании «атлантической зоны свободной торговли» между ЕС и НАФТА, ежегодные потери еврозоны от которой оцениваются в диапазоне 25-30 млрд долл.

Планировалось, что в результате Америка получит «в плюс» не только указанную выше прибавку, но и конфликт между Европой и Россией, Европа получит «в минус» конфликт с Россией, а Россия получит «в минус» потерю Украины с разрывом всех кооперационных связей, конфликт с Европой и перспективу «Майдана у стен Кремля», едва не реализованную в ходе «болотных протестов» 2011/2012 годов. Про катастрофические последствия «евроассоциации» для самой Украины было сказано уже многое, если не практически всё, повторяться нет смысла.

После событий 17-22 февраля 2014 года, которые привели к власти «майданную оппозицию» в её самом проамериканском (Турчинов + Яценюк) варианте, можно было бы сказать, что США взяли убедительный геостратегический реванш за недавнее поражение в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Можно — если бы не сверхжёсткая реакция России.

Россия не признала легитимность новых киевских властей, назвав их «правительством с большой дороги», пришедшим к власти в результате государственного переворота, что вполне соответствует действительности. Россия отказывается садиться за стол политических переговоров с представителями этого «правительства». Россия настаивает на легитимности президента Украины Виктора Януковича. Наконец, Россия поддержала те регионы Украины, население которых не признаёт новую киевскую «власть», — прежде всего, Крым.

И эта жёсткая позиция Кремля, а вернее — Президента России Владимира Путина, созвучная позиции всего русского мира, всей «большой России», вызвала дикий всплеск ненависти и ярости в Вашингтоне, поскольку в этом случае все «плюсы», связанные с осуществлением «февральской революции» на Украине, реализованы быть не могут, зато наружу выходят все «минусы» нынешней ситуации для США.

ОГОНЬ И ПЕПЕЛ

Следует сказать, что нынешний Евромайдан, или Майдан-2, имел значительные отличия не только от своего предшественника девятилетней давности, Майдана-1, но и от более близких по времени «цветных революций» — например, таких, как Арабская весна или недавние волнения в Турции, не говоря уже о «революции роз» в Грузии или киргизской «революции тюльпанов» и т.д.

Хотя общая схема «ненасильственного свержения политических режимов» всегда одна и та же. США сначала создают коррупционный режим в исполнительской власти, а в параллельном режиме работают с оппозиционными группами, которые также наращивают свою активность на средства США и при полной поддержке СМИ и интернет-пространства. Такой «подход» позволяет в нужный момент проамериканской оппозиции под лозунгами «антикоррупции», «демократии» и «равенства» вывести многочисленные демонстрации на улицы. А затем блокировать действующую власть через свою агентуру в силовых структурах или в политическом руководстве. Данная концепция в разных вариациях применяется везде. Не исключение и Украина. В основе любой «цветной революции» лежит своего рода пятиэтапная структура. Массовые мирные протесты — провокации и дискредитация действующей власти — нейтрализация власти — социально-политический хаос — захват власти.

Для реализации каждой из стадий этой схемы необходимо вполне определённое сочетаний условий, сил и средств. Стоит одному из этапов не состояться — ломается вся схема. Так, для начала массовых мирных протестов необходим активно и позитивно воспринимаемый обществом и частью политической элиты информационный повод: например, коррупция правящего режима, необходимость «честных выборов» или, как в случае Майдана-2, — «евроассоциация». Или что угодно ещё. Тогда можно не только ожидать, но и гарантировать выход на улицы значимой части населения: от десятка тысяч человек в политическом центре страны.

И так далее — не будем лишний раз пересказывать соответствующую литературу по данному вопросу.

В случае с Майданом-2 следует отметить следующие особенности.

— Первая фаза массовых мирных протестов оказалась минимальной как по длительности, так и по количеству участников. За «евроассоциацию» и «евроинтеграцию» в Киеве митинговало всего несколько тысяч человек, и уже в конце первой недели Майдана-2 их число резко пошло на убыль.

— Вторая фаза, сознательно активизированная ближайшим окружением президента Януковича (санкцию на атаку «Беркута» в ночь на 30 ноября 2013 года лично давал тогдашний глава президентской администрации Сергей Лёвочкин), напротив, была чрезвычайно длительной (почти два с половиной месяца), с перерывом «на новогодние праздники», приливами и отливами протестных акций, постоянными переговорами внутри властных структур, а также между властью и «майданной оппозицией».

— Третья, четвертая и пятая фазы все вместе уложились буквально в пять дней 18-22 февраля 2014 года, когда все властные полномочия на Украине с нарушением всех действующих на тот момент законов страны были захвачены оппозиционными депутатами Верховной рады, к которым под угрозой насилия, буквально под дулами автоматов, присоединились и многие «тушки» — депутаты от Партии регионов.

При этом все действия оппозиции: как «майданной», где тон задавали активисты НКО, так и парламентской, — почти открыто координировались из посольства США. Вашингтон в Киеве «играл в четыре руки», используя свои возможности и в украинской «вертикали власти» (Партия регионов и правительство, администрация президента), и в оппозиционных партиях (с ведущей ролью своих прямых агентов Яценюка и Турчинова, после ареста Юлии Тимошенко взявших под контроль «Батькивщину»), и в бизнес-среде (подавляющее большинство украинских олигархов и принадлежащих им СМИ активно поддерживали Евромайдан), и в националистической среде (организация «Правого сектора» из ряда более мелких структур произошла далеко не спонтанно).

Конечно, несмотря на всё это, несколько странно и отчасти даже противоестественно видеть «по одну сторону баррикад» необандеровцев и представителей украинской олигархии, в основном — еврейской национальности (Игорь Коломойский, Сергей Тарута и другие). Впрочем, главный раввин Киева Моше Реувен Асман 20 февраля призывал единоверцев покинуть столицу Украины, а через три дня заявил буквально следующее: «То, что произошло за эти дни в Киеве, — это явные чудеса месяца Адар, когда всё переворачивается к добру. Теперь мы сможем по-настоящему отпраздновать Пурим». Еврейские организации подтверждают, что около 300 израильтян родом из Украины, прошедших через ЦАХАЛ, постоянно присутствовали на Майдане — чтобы «избежать излишнего кровопролития».

Следует также заметить, что Майдан-1 образца 2004/2005 годов, «оранжевый» Майдан, в целом пользовался на Украине куда более широкой поддержкой, чем нынешний необандеровский, «чёрно-красный» Евромайдан, символизирующий не «кровь и землю», но огонь и пепел. Его поддерживали самые разные социальные группы по всей Украине, поскольку девять лет назад речь шла о том, что украинцы сделают свою страну по-настоящему «европейской», с равными правами и свободами для всех граждан Украины, независимо от их языка и национальности. Идеология «оранжевого» Майдана была, если можно так выразиться, национально-демократической и прогрессистской. Нынешний Евромайдан эксплуатировал «мессидж» о том, что Украину сделают европейской страной уже не украинцы, а европейцы. Идеология «чёрно-красного» Майдана была национально-социалистической, чтобы не сказать «неофашистской», и реакционной. Его врагом сразу была объявлена значительная, если не большая часть населения современной Украины — все, кто не становится под чёрно-красные флаги, не согласен с лозунгом «Украина — для украинцев!» и с тем, что принадлежность к украинцам будет определяться специальными органами «майданной», а теперь — и государственной власти.

О каком-либо социально-экономическом развитии страны речь вообще не идёт — это задача далёкого и неопределённого будущего, «когда выгоним и вырежем всех москалей и их запроданцев».

Но мало того, что позитивная социально-экономическая программа у «майданной оппозиции» попросту отсутствует, поскольку назвать таковой бесконечные просьбы «западным партнёрам» о финансовой помощи размером от 15 до 150 млрд долл. ни у кого, кроме Турчинова и Яценюка, язык не повернётся. А денег кормить эту паразитарную клику сегодня ни у США, ни у Европы, как выяснилось, нет.

И добро бы, если эту «майданную рать» можно было бы всерьёз бросить воевать с Россией. Но для этого нужно несколько лет укрепления нынешней «власти» и доведения антироссийских настроений до нужного «градуса ненависти». Но предоставлять такой ресурс времени и сил «правительству с большой дороги» — явно не в интересах России.

Если в случае с людоедами из сирийской «вооружённой оппозиции», а чуть раньше — с косовскими «шиптарами», промышлявшими разделкой сербов на органы для трансплантации, речь ещё могла идти о каких-то издержках цивилизационной или национальной архаики, то в случае с Украиной Вашингтон уже сознательно сделал ставку на самые отсталые, люмпенизированные, реакционные и потому агрессивные слои местного общества, избранного целью для «геополитической трансформации», сознательно загнал его в ловушку внутренних и внешних конфликтов, создавая типичную ситуацию «управления посредством хаоса».

Чем вызвана такая смена приоритетов у США как организаторов и вдохновителей двух очень похожих, но отличающихся между собой как небо от земли «майданов», разделённых всего-навсего отрезком в девять лет? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо взглянуть на ситуацию в более широкой и глубокой исторической перспективе.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Референдум в Крыму 16 марта состоялся, 96,77% из 82% голосовавших избирателей высказались за Россию и против необандеровцев. В Киеве и на Западе объявили и итоги референдума, и само его проведение "нелегитимными", угрожают самыми жёсткими и обширными санкциями за "нарушение территориальной целостности суверенного государства". Ближайшие дни могут стать решающими для судеб не только Украины и России, но и всего мира.

С момента захвата власти в Киеве представителями оппозиции прошло больше трёх недель. Срок, вполне достаточный для того, чтобы оценить характер и дальнейшие перспективы новой киевской "власти" уже сегодня.

Турчинов, Яценюк и Ко — это "правительство" гражданской войны. Они пришли к власти на волне гражданской войны в форме Евромайдана, они держатся во власти только благодаря гражданской войне, любое прекращение гражданской войны означает автоматическое прекращение их власти. Главной целью такой гражданской войны является формирование "интегральной украинской нации" из нынешнего народа Украины, приросшего к русской цивилизации.

При этом, как отмечает исходящий из местных реалий политолог Ростислав Ищенко: "Никто не будет убивать людей сотнями на улицах, чтобы не дать повод России ввести войска. Кто-то просто исчезнет, кто-то будет арестован и получит срок за участие в массовых акциях, кто-то погибнет от рук неизвестных, и преступление будет считаться вполне бытовым…"

Иными словами, террор планируется как "точечный", его задача — не физическая "зачистка" Украины от русских, русскоязычных и "несвидомых" (несознательных) украинцев, а уничтожение или подчинение любых центров альтернативной "майдановцам" организации населения страны: от средств массовой информации до, извините, кружков филателистов (интерес к российским почтовым маркам подозрителен, не правда ли?) и пения (в репертуаре русских песен быть не должно) и т.д.

Перспективы социально-экономические

Согласно экономической модели Евромайдана, юго-восток Украины снова должен стать "кормовой базой" для Запада и захваченного Западом Киева. Так было до Януковича, который эти финансовые потоки прекратил, но не вернул их русскоязычным регионам, а перенаправил в свою личную пользу, вдобавок попытавшись наложить на олигархические структуры, даже на своего главного спонсора Рената Ахметова, дополнительные, якобы "антикризисные", обременения. В результате запад при поддержке олигархов против четвёртого президента Украины восстал, а юго-восток, ничего из обещанного Януковичем на президентских выборах 2010 года не получивший, его не поддержал.

Стоит заметить, что в "мозговом штабе" Януковича работали американские советники, тесно связанные со структурами Республиканской партии. И не просто работали, но во многом определяли его социально-экономические решения, "курируя" ближайшее окружение президента, включая сына Александра, который за неполных четыре года отцовской легислатуры вошёл в пятерку самых богатых людей Украины, что означает состояние не менее чем в 2,5 млрд долл.

То, что украинская экономика ещё менее эффективна и ещё более коррумпирована, чем экономика российская, признал и президент Путин на пресс-конференции 4 марта.

Как решают проблемы украинской экономики новые киевские "власти"?

Через тотальное сокращение социальных расходов правительства (которое будет частично компенсироваться для "своих" регионов, то есть запада и центра, а для жителей юго-востока — не будет), повышение коммунальных тарифов и прочие акции по списку МВФ для получения кабальных кредитов. "Мы согласны на любые условия, у нас просто нет другого выхода", — публично жаловался в телеэфире назначенный на должность и.о. президента страны Александр Турчинов. Что ж, лозунг "Рабство — это свобода!" был придуман задолго до Евромайдана. Теперь рабы МВФ дорвались до власти и готовы порабощать подавляющее большинство граждан Украины.

Известный российский экономист Михаил Хазин справедливо отмечает: "Нынешняя украинская "власть" ничего не имеет для поддержания своих действий, кроме политической поддержки ряда стран Запада. Но для того, чтобы отвечать по взятым кредитам, этого мало. Можно, конечно, переправлять за рубеж национальные богатства (о чём уже пишут в СМИ, хотя проверить пока будет сложно), можно отдавать западным компаниям инфраструктурные компании (которые тут же отберут, как только власть сменится), можно базы НАТО открывать (хотя тоже страшновато). Но легальных оснований для пополнения бюджета извне практически нет. Если бы Майдан действительно был "народной революцией", то можно было бы конфисковывать украденные олигархами средства. Но в реальности по итогам Майдана просто была уничтожена одна из олигархических группировок — а остальные не только не согласны делиться, но хотят из того, что осталось от уничтоженных конкурентов, покрыть собственные издержки".

К этому стоит добавить, что именно олигархов, обладающих собственным силовым ресурсом, киевская "власть" ставит управлять "проблемными" для себя регионами. Чтобы те как угодно давили из населения все соки, но при этом заранее оговоренную часть "свежевыжатого" отправляли в "общенациональный" бюджет…

Так, Игорь Коломойский стал губернатором Днепропетровской области, Ренат Ахметов — Донецкой, администрацию самого Донецка возглавил Сергей Тарута, в Одесскую область назначили Владимира Немировского, в Сумскую — Константина Григоришина, в Луганскую — Ивана Аврамова, в Черкасскую — Дмитрия Фирташа (ныне находящегося под подпиской о невыезде в Австрии, де-факто — передающего свой бизнес американской компании Chevron). Крым готов был принять под свою руку экс-гражданин РФ Вадим Новинский, но "не срослось".

Иными словами, добрую половину территории страны вместе с её населением лидеры Евромайдана сдали "в откуп" или "в аренду" олигархам — точно так же, как в XVI-XVII веках магнаты Речи Посполитой сдавали их "факторам".

Это означает, что на миллионы граждан Украины накладывается почти средневековая система скрытого налогообложения. Уже сейчас шахтёры Донбасса получают не более 20% номинальной зарплаты — это фактически значит, что четыре рабочих дня в неделю из пяти они работают на "хозяина" бесплатно, как крепостные на пана. Кто не хочет при этом умирать от голода — может пойти в банк и взять кредит. Не исключено — из своих же, заработанных, но не выданных на руки денег, только уже под проценты…

Миллионы граждан Украины под крики о "свободе" фактически проданы в рабство уже сейчас — таковы социально-экономические итоги победы Евромайдана. А вытекающие из них перспективы, как отмечено выше, чрезвычайно просты — производительность труда упадёт, а протестные настроения будут становиться всё шире и глубже, их проявления будут варьироваться от массовых забастовок до народных бунтов.

Расчёты на то, что Россия поддержит проамериканскую и антироссийскую Украину низкими ценами на энергоносители, покупкой ценных бумаг и т. д., — абсурдны. Поскольку в данном случае, помимо добровольного признания Россией своего геостратегического поражения, которое пока, по сути, и не состоялось, возникают совершенно неприемлемые военно-политические риски.

Конечно, нынешний Киев рассчитывает на получение кредитов и займов от Запада и США. Вашингтон обещал 1 млрд долл., а ЕС — 11 млрд евро. Но и в том, и в другом случаях предлагается провести эти средства через МВФ в форме кредитов и с жёсткими монетаристскими условиями, выполнение которых приведёт к качественному ухудшению уровня жизни прежде всего в промышленных городах юго-востока. При этом сами средства могут быть предоставлены не ранее чем через 2-3 месяца. То есть уже после назначенных на 25 мая президентских выборов.

Перспективы идеологические

Казалось бы, в современном, деидеологизированном и сверхмонетизированном мире этот вопрос носит весьма отвлеченный, абстрактный и неактуальный характер. Однако на самом деле это не так. Миром правят не деньги, а идеи. В том числе сегодня — идея денег.

Разумеется, подкрепленная целой системой политических, общественных, экономических, национальных и международных институтов. Но время этой идеи, судя по всему, подходит к концу — как на рубеже 60—70-х годов прошлого века подошла к концу идея бесконечного прогресса человечества, разрушенная двумя мировыми войнами и холодной войной.

Идею всевластия денег как таковых разрушит глобальный системный кризис. Уже самая первая и далеко не самая мощная его волна заставила государства мира закачивать гигантские суммы в банковский сектор экономики, чтобы спасти его от краха. В результате долг государств вырос многократно, а некоторые из них оказались на грани банкротства, с уровнем безработицы выше 40% и перспективой полного краха всех социальных гарантий для населения.

Украина с её Евромайданом, на котором задавали тон ультранационалисты — "ультра" до степени неразличения с нацизмом — не исключение из правил, а еще одно подтверждение этого процесса.

Вся идеология "независимой Украины" сегодня "заточена" против России — все эти деятели культуры, учёные, журналисты, общественные активисты и т.д. видят в России "империю зла", которую необходимо разрушить, чтобы выйти из её "гравитационного поля" в "свободный полёт".

Это — задача номер один, условие sine qua non, без выполнения которого невозможно ничто иное. Соответственно, главнейшая и острейшая задача России — выставить вперёд такую идеологию, которая бы ломала как коммерческие соображения, так и идеологические выпады Запада, в том числе и через Киев.

Действительно, двадцать с лишним лет "нэзалэжности" все неудачи и провалы Украины списывались на "большого соседа": на дорогой газ, на русский язык, на "рабскую культуру" и, бог весть, ещё на что — на всё. Украинские националисты сегодня, увы, находятся в изменённом состоянии сознания, подобном состоянию сознания членов религиозной секты (кстати, Александр Турчинов "по совместительству" с постами и.о. президента Украины и спикера Верховной рады является ещё и баптистским пастором). Больше всего их "картина мира" напоминает "картину мира" у поклонников "культа карго" на островах Полинезии после Второй мировой войны. Американцы свернули все военные базы, самолёты с консервами, одеждой и прочими "ништяками", которые объединялись в понятие "карго" (корабельный груз), перестали прилетать, а к ним туземцы уже привыкли. Что случилось? Как тут быть? Желающие могут ознакомиться с дальнейшей историей "каргонавтов" Полинезии. Украинские националисты-"каргонавты" здесь не исключение. Если привычные антироссийские ритуалы перестали давать ощутимый и привычный результат, если Москва не бросается спасать "братьев" от Запада, а Запад — "свободных украинцев" от Москвы, эти ритуалы надо максимально участить и усилить. Тогда прилетит Нуланд и даст печеньку. А Путин — много-много миллиардов долларов.

Вот и заявляет одна из лидеров Евромайдана и партии "Свобода", бывшая "комсомольская богиня" и член КПСС Ирина Фарион, уже после 22 февраля буквально следующее: "Ещё Степан Бандера сделал пророчество о так званой газовой трубе. Это единственное, что москали ещё не украли у нас. Это москали умеют очень хорошо: врать и воровать, воровать и врать, врать и воровать!"

Спрашивается, где Бандера, а где газопровод Уренгой—Помары—Ужгород, начатый строительством только в 1982 году? Какие там "пророчества" по этому поводу мог делать глава ОУН (б), убитый в 1959 году? Не важно. Важно, что Бандера был во всём прав, а "москали" — во всем виноваты.

Чем и как лечить такой ультранационализм? Что делать с этой прослойкой "свидомой" украинской псевдоинтеллигенции, присягавшей на верность то коммунизму, то демократии, а теперь — национализму? Сказать невозможно. Пока Россия, к сожалению, не может предложить ни Украине, ни остальному миру, ни даже самой себе нового идейного концепта, который способен полноценно заменить либерально-монетаристскую доктрину. А пока этого не произойдёт, все эти "майданы" и "болотные" будут представлять для нашей страны, для нашей цивилизации непреходящую и смертельно опасную угрозу. Потому что никакой новой общественно-государственной энергетики мы без такой идеологии освоить будем не в состоянии.

Перспективы военно-политические

Понятно, что ни о какой демократии в подобных социально-экономических условиях речи не идёт, что подобная система может быть основана только на тотальном насилии. Которое в современной Украине призваны осуществлять боевики Евромайдана, преобразованные в "национальную гвардию" под личным руководством министра внутренних дел — удивительное совпадение, тоже "олигарха"! — Арсена Авакова. Для этих украинских "эскадронов смерти", или "штурмовых отрядов", установлена и штатная численность — 60 тысяч человек, которая "в случае необходимости" может быть и увеличена. Об источниках финансирования "национальной гвардии" пока ничего не сообщается. Но если исходить из того, что на Евромайдане рядовым активистам платили по 150 гривен (примерно 600 рублей) в день, то "нацгвардия" потребует минимум 12 миллиардов рублей в год (ясно, что командному составу "нацгвардейцев" будут платить больше). Даже если всё остальное необходимое снаряжение и вооружение достанется киевским "властям" бесплатно, нужны будут ещё затраты на помещения, транспорт, связь, питание, бытовые услуги и т.д.

Ни украинская армия, ни украинская милиция в их нынешнем виде надёжной опорой "майдановцев" быть не могут и подлежат переформированию, которое тоже "влетит в копеечку".

Очень похоже на то, что вся американская и прочая западная финансовая помощь нынешней киевской хунте будет направлена только на её самосохранение (большей частью) и самообогащение (меньшей частью). Ни на что другое денег не останется.

Но это — лишь в случае отсутствия конфликта с Россией. Если такой конфликт возникнет, да ещё с обещанным "Правым сектором" переносом боевых действий и терактов на территорию РФ, то масштабы западного финансирования и возможности формирования силовых структур будут совершенно иными.

Кстати, последние события в Крыму во многом были вызваны не столько "агрессивностью" России, сколько необходимостью исключить провокации "майданной власти" и её американских кураторов против Черноморского флота РФ и его объектов на территории полуострова. О чём уже имелись соответствующие оперативно-разведывательные данные.

Создание "зоны безопасности" для российского флота было синергичным с нежеланием большинства жителей крымской автономии становиться "данниками Майдана" и определило развитие "крымского кризиса".

То же самое обстоятельство, видимо, объясняет и нынешнюю разницу в отношении Кремля к ситуации в Крыму и к ситуации в других русскоязычных регионах Украины, где нет военных объектов РФ.

Интересно было бы спросить всех, кто кричит о "войне России против Украины", об "аннексии Крыма" и так далее, как они относятся к варианту, при котором российских военнослужащих некие "неизвестные" начали бы массово убивать в Крыму, а военные объекты Черноморского флота — захватывать? Понимают ли они, что подобное развитие событий поставило бы Россию перед выбором: или действительно начинать военный конфликт в Крыму с угрозой перерастания в региональную или даже новую мировую войну, или полностью сдаться, вывести флот из Крыма и Севастополя, а на прямых переговорах с Турчиновым, Яценюком и Ко старательно закрывать глаза на социально-экономический, информационный и физический террор против русского и русскоязычного населения Украины, делая вид, что "ничего особенного не происходит", что по другую сторону стола — не политические бандиты-наёмники американских спецслужб с неонацистской подкладкой, а законные представители всего украинского народа?

В сложившихся условиях Россия в Крыму предприняла самые минимально необходимые шаги для обеспечения не только своей национальной, но и глобальной безопасности.

Не исключено, что, вследствие предпринятой США и их союзниками агрессивной информационной и дипломатической кампании против России, этих шагов окажется недостаточно. Помимо угроз санкций на территорию Украины и к её границам перебрасываются всё новые и новые контингенты вооружённых сил США и НАТО. Посаженный 14 марта в Крыму MQ-5B, разведывательно-ударный беспилотник 66-й бригады военной разведки ВВС США, которая в начале марта была переброшена из Германии под Кировоград, дополнительный батальон морской пехоты США, направленный в Киев для "усиления охраны американского посольства", ударные и разведывательные самолеты в Румынии и Польше, военные корабли в Чёрном море — всё это "продолжение политики иными средствами".

В подобных условиях назначенные на 25 мая 2014 года внеочередные президентские выборы в Украине не могут обеспечить свободного волеизъявления украинских избирателей — тем более когда легитимный президент Виктор Янукович не слагал с себя своих полномочий и не был их лишен по каким-либо законным основаниям, но был попросту изгнан из страны.

Россия уже неоднократно заявляла о своем непризнании нового "правительства" Украины, и вряд ли эта позиция будет изменена до смены власти в Киеве (или в Москве) — даже при самом мощном давлении со стороны Запада. Тем самым Украина в её нынешнем формате (без Крыма, с неопределенностью ситуации на юго-востоке страны и с частично признанным "правительством" в Киеве) оказывается в чрезвычайно сложной политической ситуации.

Выходом из неё, разумеется, могли бы стать трёхсторонние переговоры США, России и Великобритании, предусмотренные Будапештским меморандумом 1994 года, — с участием от Украины как президента Виктора Януковича, так и представителей "майданного правительства". Но в подобное развитие событий верится мало, поскольку Запад, признав совершившийся в Киеве переворот легитимным, а Януковича — свергнутым, не оставил себе никаких путей к отступлению на украинском направлении.

Интересно, что США, пытаясь взять на Украине реванш за своё очевидное поражение в Сирии и на Ближнем Востоке, ещё сильнее сокращают зону собственного влияния на международной арене и ослабляют свои конкурентные позиции в борьбе за глобальное лидерство с КНР.

14 марта газета New York Times опубликовала статью известного политолога, профессора Чикагского университета Джона Миршаймера, в которой акценты были проставлены именно на этом обстоятельстве. "Наказывая русских и пытаясь в то же время перетянуть Украину в западный лагерь, он (Барак Обама.Авт.) делает ситуацию только хуже… Хорошие отношения с Россией необходимы, потому что США нужна Москва, чтобы иметь дело с Ираном, Сирией, Афганистаном и, в конечном счете, чтобы противостоять Китаю — единственному истинному потенциальному конкуренту США", — пишет Миршаймер.

А если подобная точка зрения возобладает в американском истеблишменте (особенно после единовременного "слива" 13 марта американских гособлигаций на сумму более 100 млрд долл., в чём подозревают "частных" китайских инвесторов), лидерам "майданной Украины" не светит ничего хорошего.

УКРАИНА, РОССИЯ И САНКЦИИ ЗАПАДА

Развитие событий на Украине ставит Россию перед угрозой поэтапного введения «санкций» вплоть до «изоляции» со стороны Запада: торговое эмбарго; заморозка счетов и активов, вплоть до средств Банка России и правительства РФ; блокировка всех финансовых операций, вплоть до отключения от систем международных платежей SWIFT и «Виза»/«Мастеркард».

С другой стороны, России предоставляется уникальный шанс изменения своего геоэкономического позиционирования в мире — в связи с отказом от «диктата потребителя» (ЕС) и переходом к собственной стратегии экономического развития.

Наряду с ключевой ролью России в обеспечении Германии и Евросоюза энергоносителями важное значение имеет возможная дестабилизация финансовой системы Европы после введения санкций против РФ.

Несмотря на то что ВВП ЕС в 7 раз по текущему курсу (или в 5 раз по паритету покупательной способности) превосходит российский, несмотря даже на то, что банковская система ЕС по капиталу и активам в 15-20 раз больше российской, устойчивость еврозоны в финансовом отношении подточена высокой и растущей долговой нагрузкой на бюджеты и балансы банков. В таких условиях «российский стресс-тест» может оказаться для европейской финансовой системы чрезвычайно жёстким.

В расчёте ущерба для стран ЕС должны присутствовать не только прямые эффекты от возможной потери европейских инвестиций в экономику России (они оцениваются в 30-50 млрд евро), но и — главным образом — негативные эффекты сокращения внешней торговли с Россией, которые могут вызвать резкое падение прибылей энергетических и других компаний, списания этим компаниям банковских кредитов, включая дефолты по «эффекту домино», падение европейских фондовых рынков на 15-25%, рост безработицы на 3-7%, дестабилизацию системы расчётов. В этой связи и единая европейская валюта может попасть под давление – вплоть до падения к паритету с американским долларом или даже до уровней югославской войны, то есть 0,85-0,9 доллара за евро.

Самые худшие сценарии с втягиванием Германии и стран ЕС в конфликт на стороне незаконной власти в Киеве могут означать ещё больший стресс для ЕС, с расколом стран по отношению к происходящим в центре Европы вооружённым действиям, с падением экономик ряда стран ЕС на 15-25%, что может спровоцировать выход стран Южной Европы из организации, а также распад еврозоны, поскольку европейский стабилизационный механизм не рассчитан на нагрузки в сотни миллиардов евро. Стоит ли «украинская карта», которую разыгрывают США и (с их подачи) НАТО, ОСБЕ и ЕС разрушения европейской экономики и, возможно, самого Евросоюза?

При этом содержание Украины в условиях «революции» и перманентного Майдана, когда все перестают работать и начинают требовать себе плату «профессиональных революционеров», к которым их приучали 20 лет до Майдана (5 млрд долл. от США, как призналась замгоссекретаря Нуланд, и столько же от ЕС и различных фондов) и на самом Майдане — очень дорогое удовольствие.

Состояние экономики Украины в настоящее время — преддефолтное (это отражают рейтинги страны — ССС), переходящее по ряду позиций (например, платежи за российский газ, выплата бюджетных трансфертов регионам, пенсии и социальные пособия населению) к открытому дефолту.

Без внешней помощи Украина в её нынешнем состоянии может просуществовать лишь один квартал — этим и объясняется спешка с назначенными на 25 мая «внеочередными президентскими выборами».

Иллюзия того, что пакета займов в 11 млрд евро до 2020 года (т.е. в среднем 1,5 млрд евро за год) хватит для стабилизации социально-экономической ситуации на Украине — особенно в условиях давления на экономику и финансы «нэзалэжной» со стороны России (отказ от зоны свободной торговли, ценовых скидок на газ и т.д.), — пройдёт очень быстро. Так же, как и иллюзия, будто финансовую систему Украины можно санировать за счёт «направленного дефолта» по отношению к инвестициям и кредитам «северного соседа» (как на Украине называют Россию). Однако и США, и ЕС не исключают возможности решить финансовые проблемы Украины за счёт России, общий объём обязательств перед которой оценивается в 60 млрд долл. (35% ВВП Украины), из них:

— риски российских банков на Украине, по оценкам Fitch, достигают 28 млрд долл. Более половины общего объёма рисков относятся к кредитам местным компаниям, 25% — к российским и украинским бизнесменам, которые привлекали кредиты для приобретения активов на Украине. Эти кредиты подвержены как экономическим, так и политическим рискам, «включая рецессию, потенциальную угрозу правам собственности на заложенные активы и девальвацию гривны - около 60% кредитов предоставлено в иностранной валюте», говорится в сообщении агентства;

— долг перед «Газпромом» за поставленный газ (на конец марта — 2 млрд долл., после отмены с 1 апреля всех скидок и повышения цены российского «голубого золота» на 80% к концу июня он может достигнуть уже 5 млрд долл., но, скорее всего, дело закончится тем, что Москва попросту «завернёт вентиль» для Украины);

— объём прямых иностранных инвестиций в экономике Украины оценивается (согласно анализу Евразийского банка развития всего массива крупных инвестпроектов) в объёме не менее 40% всех накопленных чистых иностранных активов в экономике Украины, или в 28 млрд долл.;

— прямые вложение Минфина РФ в украинские еврооблигации — 3 млрд долл.

Россия предложила пакет стабилизации, который был рассчитан на мирное время: скидка на газ (8-10 млрд долл. в год улучшения торгового баланса) + кредит в размере 15 млрд долл. за год (а не за 7 лет как у ЕС) для стабилизации долговой ситуации. Новая «самопровозглашённая» власть в Киеве не только отвергла этот пакет, не оплачивая поставки газа даже по сниженным ценам и грозя не возвращать полученные 3 млрд долл. за еврооблигации, но и ведёт курс на дефолт Украины, вывозя золотой запас страны и разрушая остатки экономики.

С другой стороны, инвестиции олигархов Украины (прежде всего — в офшорные центры и в страны ЕС) оцениваются в 140 млрд долл. К этим иностранным активам резидентов Украины следует добавить сбережения населения в наличной валютной форме (доллары и евро), которые оцениваются в 50-80 млрд долл. и в 3-5 раз превышают наличную денежную массу Украины в гривнах.

Таким образом, хотя по уровню ВВП на душу населения Украина (около 4 тыс. долл.) официально стоит рядом с Узбекистаном, Тунисом или Египтом и в 3-4 раза уступает показателям России и средним показателям европейских стран, а платёжный баланс страны сводится с растущим дефицитом, вероятная «санация» финансовой системы Украины имеет как минимум три источника: средства России (порядка 60 млрд долл.); средства населения (50-80 млрд долл.); средства олигархов (70-100 млрд долл.). Общий объём этих «резервных фондов» превышает ВВП Украины и является «соблазнительной добычей» для стран-«санаторов».

В случае дальнейшего экономического паралича на Украине резервные средства населения будут использованы на цели выживания (позволяют продержаться несколько месяцев), резервные средства олигархов находятся в основном в офшорных зонах, эти средства обременены сопоставимыми обязательствами (кредитами в адрес украинских предприятий на 77 млрд долл. на конец 2013 года) — т.е. они не могут быть мобилизованы на цели «санации» украинского долга.

Таким образом, самой «лёгкой добычей» кажутся инвестиции России на Украине. Однако российские банки и компании не могут списать такой объём инвестиций без резкого ухудшения собственных балансов. Поэтому Россия как государство будет вынуждено консолидировать все государственные и корпоративные требования к украинской экономике и добиваться их безусловного возврата.

Германия и ЕС в этих условиях, имея на порядок меньшие финансовые требования к Украине, не смогут (как это планируют фонды из США, имеющие требования к Украине в форме пакета её еврооблигаций на сумму порядка 6-8 млрд долл.) выступить «финансовыми стервятниками», отодвинув законные экономические интересы России под предлогом политической обструкции РФ, без угрозы принять на себя эти требования и отвечать за возврат этих кредитов и инвестиций. В противном случае, при отказе от предусмотренных условиями коммерческих договоров обращении на взыскания на залоги и нарушении прав российских собственников украинских активов, Россия будет иметь право взыскивать эти задолженности в любой доступной форме, в том числе со стран и компаний-бенефициаров «узаконенного грабежа» активов РФ на Украине.

Допустить повторения «кипрского прецедента» на Украине (фактической конфискации вкладов российских банков и компаний) под предлогом незначительной (по отношению к размеру российских требований) финансовой помощи со стороны ЕС и США — значит окончательно закрепить разрушение мировой финансовой системы путём отказа правовых систем США, ЕС и их сателлитов, а также эмитентов резервных валют от своих обязательств.

Фактически в этом случае будет запущен механизм саморазрушения мирового финансового рынка: ни банки, ни компании, ни граждане стран ЕС не смогут в этих условиях рассчитывать на соблюдение контрагентами закреплённых в контрактах обязательств. В случае Украины и России речь идёт не о небольшом сегменте финансовой системы, который можно изолировать и забыть (как с Кипром), речь идёт даже не о стоимости «спасения» (реально — замораживания в коме) Греции в 210 млрд евро, или 120% ВВП. Речь пойдёт о прямой финансовой аннексии российской собственности на десятки миллиардов долларов, которая будет объясняться «революционной целесообразностью» (на Украине) и правомочностью санкций (в США и ЕС), но с точки зрения России и всего мира это будет открытая внесудебная конфискация, которая по всем канонам международных отношений равносильна прямому объявлению войны.

Если же санкции затронут средства валютных резервов Банка России и средств фонда национального благосостояния и резервного фонда Российской Федерации, безусловно, в этом случае правительство России будет обязано изыскать способы соразмерного изъятия активов стран-агрессоров (порядка 450 млрд долл.). И такие способы будут найдены с соответствующими последствиями для финансовых систем стран НАТО, осуществляющих нападение в виде финансовых санкций.

Если у России есть возможность демпфировать свои потери путём переориентации доминантного вектора своих экономических связей на Восток и Юг, то у ЕС и Украины эти возможности существуют в значительно меньшей степени, несмотря на все обещания США и лично президента Обамы «дать Европе столько газа, сколько будет нужно».

ВЫВОДЫ ДЛЯ РОССИИ

После референдума в Крыму и воссоединения полуострова с Россией наша страна должна поддержать пророссийские области юго-востока Украины в их стремлении к федерализации политического устройства «нэзалэжной», создав единый «пояс безопасности» от Харькова до Одессы. При этом следует иметь в виду следующие факторы:

— на Украине наступает кульминация социально-экономической нестабильности с трудно предсказуемыми результатами. Переход Украины к федеративному устройству по примеру ФРГ отвечал бы стратегическим интересам народов как Украины, так и России;

— США и Запад в целом будут вести против РФ войну на истощение, а в настоящее время не в состоянии пойти на массированную внешнюю агрессию на постсоветском пространстве;

— политическому руководству РФ необходимо срочно провести масштабную кампанию по нейтрализации "пятой колонны" внутри страны;

— без новой государственной идеологии ни достичь этих целей, ни объяснить необходимость их достижения не удастся;

— обстановка для России после президентских псевдовыборов 25 мая станет намного сложнее и на Украине, и в международном контексте.

Ещё раз повторим, что схватка на Украине после Евромайдана ещё не закончилась, неонацистские силы и стоящая за ними «большая система» Запада могут и проиграть, но это в значительной мере зависит от активности и эффективности российской внешней и внутренней политики.

И если Россия во главе с Владимиром Путиным сумеет выдержать, прежде всего психологически, свою нынешнюю позицию до конца, невзирая ни на какие угрозы и посулы, мы, возможно, станем свидетелями постепенной, но неуклонной утраты Соединёнными Штатами своего нынешнего статуса глобального лидера.

Поэтому мы можем с уверенностью предсказать в перспективе ближайших месяцев самые неожиданные политические повороты, связанные с развитием ситуации вокруг Украины, которые будут налагаться на новую фазу ("вторую волну") как мирового системного кризиса, так и социально-экономического кризиса внутри "нэзалэжной". А для того, чтобы застраховать себя от подобных рисков, Россия должна провести внутреннюю чистку "элит", развернуть более эффективную планово-рыночную экономику и максимально идти на сближение с Востоком, прежде всего — с коммунистическим Китаем.


Количество показов: 21422
Рейтинг:  4.5
(Голосов: 122, Рейтинг: 4.61)

Книжная серия КОЛЛЕКЦИЯ ИЗБОРСКОГО КЛУБА



А. Проханов.
Новороссия, кровью умытая



О.Платонов.
Русский путь



А.Фурсов.
Вопросы борьбы в русской истории



ИЗДАНИЯ ИНСТИТУТА ДИНАМИЧЕСКОГО КОНСЕРВАТИЗМА






  Наши партнеры:

  Брянское отделение Изборского клуба  Русский Обозреватель  Аналитический веб-журнал Глобоскоп    Изборский клуб Нижний Новгород  НОВАЯ ЗЕМЛЯ  Изборский клуб Молдова  Изборский клуб Саратов

Счетчики:

Яндекс.Метрика    
         
^ Наверх